Перейти к содержанию
Авторизация  
Золд

Польска волость )

Рекомендуемые сообщения

Участие пограничной стражи в «усмирении польского мятежа» 1830-1831 гг.

scale_600

Непосредственной причиной начала восстания стало повеление императора Николая I о сборе денежных средств для прохода через Царство Польское русской армии, которая вместе с польским войском должна была направиться на подавление революции в Бельгии. Не желая быть карателями и палачами, группа польских офицеров во главе с Л.Набеляком и С.Гощиньским 29 (17 ст. ст.) ноября 1830 г. напала на Бельведер – резиденцию наместника императора в Царстве Польским Великого князя Константина. Одновременно выступило руководимое П.Высоцким тайное шляхетское военное общество в школе подхорунжих. Вскоре восставших поддержали тысячи ремесленников и рабочих Варшавы, которые захватили арсенал. Вместе с присоединившимися к восстанию польскими воинскими частями повстанцы 30 ноября полностью овладели Варшавой. Русские войска покинули Варшаву, а в начале декабря 1830 г. – и территорию Царства Польского.

 

Через две недели после начала восстания в Царстве Польском, 13 (1) декабря 1830 г. в приграничных с ним Гродненской и Виленской губерниях и Белостокской области Российской империи было введено военное положение, а вскоре в Гродненской губернии было начато формирование русской армии и к 20 января ст. ст. 1831 г. ее численность составила около 125 тыс. человек. Однако предотвратить здесь восстание не удалось. Уже 26 марта 1831 г. повстанческие отряды напали на г. Россиены Ковенской губернии и, обезоружив русский гарнизон, овладели городом. После этого, буквально за считанные дни, восстание охватило Ошмянский, Браславский, Свентянский и Дисненский уезды Виленской губернии. В мае 1831 г. восстанием была охвачена уже и Гродненская губерния, а в июне-июле – Речицкий, Мозырский и Пинский уезды Минской.

 

scale_600

Улан рубит пехотинца российской армии. Ноябрьское восстание, 1831 г. Войцех Коссак.

 

В подавлении восстания, кроме частей русской армии, принимала «деятельное» участие и пограничная стража, чинам которой приказывалось: вести постоянное наблюдение за местными жителями, «избегая всяких с ними ссор, а в случае нападения мятежников в превосходных силах и невозможности отразить их, отступать к местам расположения своих рот и там сосредоточиваться в большиотряды».

 

Выполняя это приказание, пограничная стража «следила за мятежниками и их шайками, сообщая об их движениях и намерениях начальникам войсковых частей и в меру своих сил защищала вверенные ей для охраны таможни и почтовые станции».

 

По докладу министра финансов графа Е.Ф. Канкрина об отличном и храбром исполнении своих обязанностей чинами пограничной стражи, расположенной по границе с Царством Польским и особенно в Юрбургском округе, императором еще 26 февраля 1831 г. всем чинам пограничной стражи было объявлено Высочайшее благоволение.

В последующем отряды пограничной стражи, охранявшие границу с Царством Польским еще неоднократно принимали участие в боях с повстанцами. Например, в марте 1831 г., после захвата г. Россиены Ковенской губернии, отряды повстанцев двинулись к м. Юрбург с целью захвата местечка и находившейся там таможни. Получив об этом известие от помещика м. Скирстымони – отставного подполковника Врангеля, на Юргургскую таможню были собраны все находившиеся вблизи местечка чины пограничной стражи. Заняв оборону, они трое суток отбивали атаки повстанцев, дав возможность таможенникам вывести все находившиеся здесь деньги, печати, дела и другое казенное имущество на хранение в Пруссию. После этого, уступая повстанцам в численности, и в связи с угрозой полного окружения, стражники оставили м. Юрбург и перешли через границу на территорию Пруссии.

 

В этот же период другой отряд повстанцев напал на м. Горжды и располагавшуюся там таможню. Однако чиновники таможни, предупрежденные пограничной стражей о приближении к местечку повстанцев, успели отправить все казенные деньги в казначейство в г.Либаву, а сами вместе с пограничниками заняли оборону таможни. Однако несмотря на отчаянное сопротивление ее защитников, повстанцы захватили таможню, взяв в плен раненых: управляющего таможней и нескольких нижних чинов пограничной стражи. Остальные таможенники и пограничники, забрав с собой гербовую бумагу, книги, дела, печать и другое казенное имущество, перешли границу с Пруссией. Вскоре они добрались до г. Мемель, где сдали все казенное имущество российскому консулу.

 

С началом восстания в Ковенской губернии, на дислоцировавшуюся здесь пограничную стражу Высочайшим повелением была возложена охраны почтоваго тракта Поланген – Митава. Вскоре повставцы начали атаки на м. Поланген, захватив который они получили бы возможность доставлять сюда морским путем из Польши оружие, военные припасы и другие необходимые им грузы. В конце марта 1831 г., после нескольких атак, повстанцы, имея численное превосходство, захватили м. Поланген.

«Калиновский с кавалерией направился в Юрбург, для соединения с Стравниским и Урбановичем; Римкевич с пехотой на Немокшты и Видукле, а Станевич – в Цытовяны, чтобы притянуть к себе вспомогательные войска из Шавель.

 

Между тем тельшевские мятежники направили свои нападения вдоль прусской границы; слабые отряды таможенных солдат, объездчиков и казаков вместе с русскими властями повсюду вынуждены были спасаться через границу; где только кто-нибудь из них отваживался остаться, то он неминуемо делался жертвой необузданных шаек инсургентов, как это случилось например с таможенным надсмотрщиком в Горжах.

 

Усилия их преимущественно были направлены на Поланген, как единственный пункт в Литве, через который они могли открыть себе сообщение с морем, а со стороны моря они ожидали значительной помощи от своих чужеземных друзей и благоприятелей; сражения происходили здесь почти ежедневно.

 

В начале в Полангене находился только незначительный отряд пограничной стражи под начальством храброго капитана Бушена; превосходящими силами неприятеля он был принужден перейти в Пруссию. Запасшись там боевыми припасами, отряд возвратился в Поланген и храбро защищал это местечко против неоднократных нападений мятежнических шаек; эти последние, бродя по окрестностям, делали проезд по большой дороге из России в Пруссию, столь опасным, что некоторое время курьеры и почты доставлялись водой из Либавы в Мемель. Один раз, именно 5 апреля / 24 марта при нападении значительных сил под начальством Ягелловича, им удалось даже овладеть Полангеном, но только на одно мгновение, потому что они тотчас опять были выбиты. Вследствие этих повторенных битв часть Полангена и окрестных деревень были обращены в пепел. … дабы обеспечить границу до самого Полангена, Рижский военный губернатор, барон Пален послал 380 человек для занятия важного пункта Обер-Бартау. Все пограничные стражники и лесничие, которыми только можно было располагать, должны были примкнуть к этому отряду».

 

Защищавшая местечко пограничная стража, отступив от него, объединилась с другими подразделениями пограничной стражи в отряд общей численностью около 200 человек, который возглавил ротный командир Виленской бригады пограничной стражи капитан Бушен. Вскоре, усиленный частью пехотного полка, этот отряд атаковал позиции повстанцев. После трех кровопролитных атак, пограничники все же выбили повстанцев из Полангена, захватив две пушки, два знамя, два барабана и 29 пленных. Во время штурма м. Поланген по приказу капитана Бушена были подожжены д. Вильямишки и Старый Поланген, где повстанцы оборудовали укрепленные позиции. Разгорающийся пожар вынудил их ставить свои позиции и рассеяться по округе. Таким образом, контроль над почтовым трактом Поланга – Митава был восстановлен.

За отличие в этих боях капитан Бушен был награжден орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом, пограничник его отряда надзиратель 10-го класса Экарт – орденом Святой Анны 3-й степени с бантом, а несколько нижних чинов – Знаком отличия Военного Ордена.

 

Через нескодько дней после боя за м. Поланген, отряд пограничной стражи вступил в бой с повстанцами около д. Добряны. В ходе боя повстанцы были рассеяны, а трофеями пограничников стала пушка и знамя.

«В начале апреля (18/6) генерал Ренненкампф, находившийся в Курляндии в отпуску, согласно с изъявленным им желанием, был назначен главным начальником в Полангене, как опаснейшем пункте края. Находившийся там отряд войск был весьма незначителен и состоял всего из 150 человек объездчиков пограничной стражи, учебного батальона в 200 человек, 2-х егерских рот (300 ч.) и 136 военно-рабочих с Виндавского канала, всего 800 человек с 3-мя орудиями. Далее у моста через Святую Аа, близ Руцау находился отряд стрелков и лесничих обер-форстмейстера Мантейфеля, охранявший непосредственный доступ в Курдяндию. Меньшие отряды находились в других пограничных пунктах края с Литвою: все они были весьма слабы и незначительны.

Чтобы ознаменовать свое прибытие, генерал Ренненкампф тотчас предпринял нападение на расположенного против него неприятеля. 20/8 апреля он произвел сперва ложное движение к Кретингену и затем обратился к Дорбянам, где неожиданно появился перед инсургентами. Он немедленно атаковал их, частью в самом городе, частью в близлежащей роще, где были расположены их главные силы. Роща была взята и ожесточенные пограничные егеря давали мало пощады своим давнишним противникам; упорное было сопротивление инсургентов в городе, где они стреляли по войскам из окон и с крыш. Среди борьбы, завязавшейся на улицах, половина местечка была объята пламенем. … Вытесненные из Дорбян, инсургенты бежали к Саланту и к Шкудам, потеряв в сражении маленькую железную пушку, трех предводителей и двух ксендзов, воспламенявших их к битве».

 

Об участии пограничной стражи в боях с повстанцами у Полангена и Добрян начальник Юрбургскаго таможеннаго округа направил директору Департамента внешней торговли 11 июля 1831 г. доклад за № 1838:

«Не безызвестно Вашему Превосходительству, что в течение времени в действиях против литовских мятежников пограничною стражею Юрбургскаго таможеннаго округа взято три пушки, а именно: две при отражении мятежников от м. Полангена в последних числах марта м-ца и одну в апреле при м. Добрянах. Сколъко мне известно, по распоряжению начальства, пушки сии препровождены в г. Либаву, где ныне и находятся в ведении полиции. Как уже взятие оных служит доказательством блистательных подвигов пограничной стражи, то дабы и на будущее время впечатлеть воспоминание, что может произвести с верою в сердце к Богу, храбростью, рвением и преданностью к Государю и Отечеству, горсть российских воинов против самых неистовых и многочисленных мятежных врагов, а вместе представлять знамение воинских доблестей стражи на поприще брани: полагал бы приличным нахождение взятых ею орудий, хранить в среде оной, там, где имеет пребывание бригадный командир. О чем впрочем честь имею представить на благорассуждение Вашего П-ва».

 

Однако, хотя на докладе имеется резолюция «Директор приказал, приняв к соображению – иметь в виду», хода этому ходатайству дано не было и Юрбургская бригада пограничной стражи так и не получила добытых трофеев. Очевидно, сыграли свою роль амбиции военных чинов, так как за время подавления восстания армейскими формированиями по три пушки были захвачены только в больших сражениях у Грохова и у Остроленки.

 

В июне 1831 г. повстанцы напали на м. Суховило, где находился небольшой отряд пограничной стражи Гродненского округа, и во время боя несколько объездчиков попали к повстанцам в плен. Однако вскоре у д.Соколки повстанцы были разбиты русской воинской частью и находившиеся в плену объездчики были освобождены.

 

Активное участие принимал в боях с повстанцами состоявший при воинской части барона Палена отряд пограничной стражи, которым командовал 52-летний отставной офицер – пакгаузный надзиратель Рижской таможни титулярный советник Тизенгаузен. За «примерное мужество, неустрашимость и неутомимое усердие к службе» Тизенгаузен был награжден орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом, а многие нижнее чины его отряда – Знаком отличия Военного Ордена.

 

25-26 июня 1831 г. этот отряд, состоя уже при воинской части полковника Крюкова, оборонял г. Шавли, который пытался захватить повстанческий корпус генерала Гельгуда. В этих боях Тизенгаузен был сильно ранен в голову и плечо, но продолжал командовать своим отрядом, чем способствовал не только успешному отражению атак повстанцев, но и их отступлению.

 

За отличия в боях при обороне г. Шавли Тизенгаузену была Высочайше пожалована денежная награда в размере 4 000 рублей, а нижним чинам пограничной стражи его отряда – Знаки отличия Военного Ордена и денежные награды.

 

© Леонид Спаткай

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  
×

Важная информация

Политика конфиденциальности Политика конфиденциальности.