Перейти к содержанию
Авторизация  
Chernish

Голод на Украине 1932-33

Рекомендуемые сообщения

А.Васильев Голодомор в УССР: правда и вымысел.

 

В учебниках новейшей истории Украины, изданных после 1991 года, тема голода 1932-1933 гг. занимает одно из ведущих мест. Неудивительно, ведь это - краеугольный камень в модных ныне теориях о “системном” уничтожении этнических украинцев в период с 1917 по 1991 годы. (Не единственный, впрочем. И чернобыльская катастрофа, и Вторая мировая война, и даже всесоюзные переписи населения служили, по версии новых историков, в основном, для русификации “рідного краю” путем физического уничтожения туземцев либо путем ассимиляции.)

К теме голодомора обратились и участники недавней пресс-конференции в УНИАН, презентовавшие новый проект - “Український інститут національної пам’яті”. (Проект, получивший широкую поддержку нынешней апельсиновой власти. Предполагается “дефальсифікація справжньої української історії” путем отказа от услуг ученых советской школы и набора “молодих дослідників”, получивших образование уже в годы независимости. )

Так вот, первым пунктом в “исследованиях” нового института стоит как раз тема “голодомора”. Это очень показательно. То есть, новые украинские идеологи фолк-истории свои пропагандистские кампании намерены строить на фундаменте “штучних голодовок”. Весьма ценное заявление не прошло мимо моего внимания. Более того, подкрепило мысль о необходимости детального разбора событий 1932-1933 гг. в Украине.

Тема событий начала 30-х гг. в Украине и ранее интересовала меня. А после этих статей появилось острое желание докопаться до сути происходившего. Интернет и библиотеки помогли уяснить некоторые детали. Надеюсь, мои изыски кое-что прояснят и для читателей.

Сразу скажу: не имею ни малейшего желания подвергать воспоминания о картинах голода в каком-то конкретном населленном пункте детальному разбору, да и трудно что-либо возразить очевидцам. Цель статьи - показать логически непротиворечивую картину событий того времени в общеукраинском масштабе.

Источники.

В самом начале хотелось бы отметить, что вообще материалы о голоде тех годов в новых украинских книгах и газетах (об учебниках даже не хочется вспоминать - ужас) оставляют впечатление какой-то неполноты, незаконченности. Даже не так - скорее какого-то “хуторянского” взгляда на мир. Трудно сказать, почему, но ни одно из прочитанных мной изданий на эту тему, не хочет докопаться до сути этого “голодомора”, понять, каковы на самом деле его причины. Очень мало статистики (хотя сейчас найти в архивах можно многое). Вместо этого - душераздирающие сцены “хлебовыкачек”. Сравнительные таблицы встречаются с той же частотой, с какой выпадают дожди в пустыне Атакама (зато упоминания о “геноциде украинцев” появляются с завидной регулярностью). А то, что можно найти, как правило, дается либо вообще без указания источника (в худшем случае), либо с источником в виде такого же сочинения, только 5-7 летней давности (в лучшем). Но и это - полбеды.

Основная проблема этих текстов - отсутствие даже попытки обозреть картину не только со стороны крестьян. Взгляд авторов напоминает взгляд хозяина из-за плетня родного хутора, который жил - не тужил, а затем вдруг начал голодать из-за преступлений сталинизма.

Иногда цифры все-таки даются (когда встречаешь - испытываешь приятное удивление: надо же, хоть что-то соблаговолили привести). Но даже эти редкие цифры я бы не советовал принимать на веру безоговорочно. Сам обжигался, и не раз. Большинство из них взято из более чем сомнительных источников. А те, которые выдерживают проверку и служат материалом для расчетов автора, претерпевают просто поразительные перетурбации. Автор вполне может, скажем, к 132 млн.пудов хлеба, заготовленным государством до ноября 1932 г. прибавить 104.6 млн.пудов хлеба, заготовленные в ноябре - январе и получить в сумме 260.7 млн.пудов хлеба (1). Он может к 4751,2 т. зерна прибавить 1080,1 т. и получить 6142,1 т. зерна - первоначальный план хлебозаготовок (2). 14.7 млн.т валового сбора зерновых 1932 г.((3), т 17) авторы преобразовывают в 800 млн.пудов,видимо, разделив одним им известным образом 14700 на 16. (В.И.Марочко - из (4)) Причем ошибаются всегда - в сторону “обличения сталинизма”. В общем, можно сказать, что процесс осмысления событий 1932-1933 гг. в Украине находится еще только в начальной фазе. Видимо, ускорить его мешает то, что сам “голодомор” уже является частью новой мифологии государства. Поэтому и преобладает у украинских историков не статистика и математика, а художественная проза. А как же иначе?

Благо, есть Интернет, развивающийся сумасшедшими темпами, в котором в 2005 году можно найти многое (в т.ч. и таблицы), о чем как-то не принято вспоминать историками “голодомора”. Есть, наконец, собственная голова с незаконченным МГУшным образованием. Постараюсь в своих выкладках опираться, в основном, на эти источники.

Причины.

Главный вопрос, без которого бессмысленно идти дальше - основная причина голода.

Кое-кто (в том числе многие историки) считает, что это был акт геноцида украинского народа. То есть, голод Сталин вызвал искусственно, для того, чтобы уничтожить именно украинцев. В том, что такой тезис, по меньшей мере, несостоятелен, возможно, некоторые горячие головы убедит провал в 2003 году планов правительства Украины на 58 сессии Генеральной Ассамблеи ООН “протолкнуть” резолюцию, в которой “голодомор” признавался бы актом геноцида. Вместо данной резолюции было принято только “Совместное заявление делегаций 25 стран по случаю 70-й годовщины Голодомора - Великого голода 1932-1933 годов в Украине” (русскоязычный документ А/С.3/58/9 Третьего Комитета). В числе этих 25 стран, между прочим, 8 стран СНГ (в т.ч. и Россия), США, Канада, Науру, Ямайка, Тимор, Гватемала, Бенин, Монголия, Босния, 7 мусульманских стран Африки и Азии и естественно, Украина. Интересно, что в этом заявлении ни слова не говорится о каком-либо акте “геноцида”, а только о “национальной трагедии украинского народа”.

Тем же, кто и дальше настаивает на понятии “геноцид украинцев”, советую обратить взор за пределы Украины. Так, выясняется, что в 1932-1933 годах голод свирепствовал не только здесь. Голодал Северный Кавказ (не только “украинская” Кубань, но и Дон), голодало Среднее и Нижнее Поволжье ( в Берлине даже по этому поводу демонстрации устраивались - как-никак на Волге жили немцы. (5, стр.329) ), голодали все черноземные области вплоть до Южного Урала. Голодал даже Казахстан. Если вы считаете, что во всех этих областях живут, в основном, украинцы - вы вольны в своем праве так считать.

Это - по формальному определению “геноцида”. По существу же только стоит заметить, что те, кто настаивает на версии умышленного уничтожения населения в 1932-1933 гг., не понимают или не хотят понять элементарного. Советской России действительно необходимо было срочно “поднять” промышленность - внешняя угроза становилась все отчетливее . Для этого нужно было покупать оборудование за границей. Покупать на деньги, которые в то время мог дать только экспорт нескольких видов продукции, в том числе и зерна. Поэтому коммунисты и старались получить его как можно больше. Но в этих условиях специально морить голодом его производителей, да еще главных производителей (поскольку живут на черноземах) - не “помешательство”, а преступление в любой (а не только нынешней) системе ценностей. Поскольку подрывает безопасность государства в условиях подготовки к войне (мало того, что весьма ценные работники и потенциальные солдаты гибнут, так и озлобление в народе рождается. Со всеми вытекающими последствиями). На такое способен только глупец. Сталин таковым не был, что отмечают даже его противники.

Следующая возможная причина голода - недород урожая. То есть, в данном случае - засуха.

Так в свое время думал и я, пока случайно не наткнулся в интернете на один сайт. Там были выложены помимо всего прочего, данные ежедневных метеонаблюдений 5 украинских станций (Киев, Полтава, Луганск, Николаев и Феодосия) за весь ХХ век (точнее, с конца ХІХ в. по сегодняшний день. На этом сайте вообще огромная база метеоданных со всего мира, начиная еще со 2-й половины 17в. Конечно, не каждый день ХХ века на нашей земле удавалось измерять данные, но в период 1923 - 1940 годов таких пробелов нет по всем метеостанциям Украины, включенным в базу (6).

Так вот, решил все-таки уточнить, когда же была засуха - в 1931-1932 годах, или только в 1932. Уточнил. На свою голову...

В общем, выяснилось, что в1932 году в Киеве, например, выпало 677 мм осадков. Это при норме 558-625 мм (7). В Николаеве - 481 мм при норме 380-420 мм (7). При этом, осадки выпадали как обычно, то есть максимум приходился на летние месяцы (в Киеве в том июне выпало 203 мм осадков - почти две пятых нормы “среднего” года). Более того, летом они выпадали более-менее равномерно. Так что в этих регионах засухи не было, как бы того ни желали некоторые сочинители.

Оппоненты могут возразить: ни северный Киев, ни приморский Николаев не могут показать с достаточной степенью достоверности, что происходило в “сердце голодомора” - лесостепных и степных областях. Хорошо, “поедем” в Полтаву и Луганск (из этих же соображений пропустим данные Феодосии).

1932 год для Полтавщины был не очень дождливым. Осадков выпало всего 402 мм, что на 70-80 мм ниже нормы. Вот здесь бы и остановиться - и тогда все. “Засушливая” точка зрения восторжествовала бы. Правда, есть одно “но”. Оказывается, 1931 год был еще суше - 211 мм осадков. Более того, ни в 1930, ни в 1929 году не было осадков не то, что “по норме”, а даже на уровне 1932 года! В Луганске - то же самое. Для полноты картины стоит отметить, что самым засушливым в рассматриваемый период был 1934 год. В Киеве и Николаеве в этот год выпала примерно половина среднегодовой нормы осадков, в Луганске - менее трети, а в Полтаве - вообще около 1/4 нормы. Несмотря на это, крупного голода в 1934 году в Украине не было. Конечно, засушливость года определяется не только величиной и периодичностью выпадения осадков. Существенным фактором является также температура воздуха. Однако каких-либо значительных аномалий и здесь не было зарегистрировано (самым жарким был как раз 1934 год) (6).

Остается третья причина - коллективизация и ее последствия. Здесь можно только заметить, что сама по себе коллективизация не могла вызвать голода, поскольку производительность труда в коллективных хозяйствах намного выше производительности труда в частном секторе. То есть, при одинаковых трудозатратах колхозник производит больше товарной с/х продукции, чем единоличник. Что подтвердил, например, 1937 год, когда в СССР было собрано 120,29 млн. т зерна, в то время как в 1913 году - одном из наиболее урожайных во времена царской России - собрали лишь 80 млн. т., причем на большей площади(8).

Все же остановимся на процессе коллективизации подробнее. Здесь необходимо углубиться в историю.

Причины проведения коллективизации.

История Советского государства с 1917 по 1928 годы очень богата событиями, затронувшими миллионы его граждан. Здесь и революция, и окончание Первой мировой войны, и самая кровавая гражданская война в мировой истории. Помимо всего прочего, страна пережила 5 экономических кризисов.

Первый (и самый страшный) из них начался еще при Временном правительстве - в августе 1917 года. Вызван он был как экономическими причинами (промышленность уже не могла больше тянуть бремя войны), так и хаосом. возникшим в политической сфере. Результат - развал промышленности и массовое обнищание населения. Полное расстройство системы железнодорожных перевозок довершило разрыв хозяйственных связей. Началась разруха.

Вот в такой обстановке к власти пришли большевики. А зимой 1918 года в центральных регионах начался голод. Вызван он был стремительным обесцениванием рубля и нежеланием крестьян производящих регионов (Поволжья, Северного Кавказа, Черноземья) сбывать хлеб в обмен на “бумажки”. Более того, когда Совнарком ввел гос. монополию на покупку хлеба у крестьян по твердым ценам, чтобы как-то обеспечить жителей промышленных регионов хоть мизерным пайком, органы власти регионов-хлебопроизводителей (зачастую не подчинявшиеся никому) принимали решения о “свободной торговле” и закрытии границ губерний (такое поведение крестьян нашло отклик уже в пору коллективизации, когда колхозные активисты кричали “куркулям”: “Мы еще вам припомним 18-й год!”). Украинская Центральная Рада вообще прекратила продажу хлеба “москалям”. А гайдамаки гетмана Скоропадского вместе с немцами пошли еще дальше, перекрыв один из двух основных путей вывоза хлеба с Северного Кавказа - дорогу Ростов - Воронеж в районе станции Чертково. А в центре уже голодали и в селах, да так, что по полям бродили толпы голодного люда...

И быть бы трагедии, намного более страшной, чем трагедия 1932-1933 гг., если бы не большевики, которые в отчаянном порыве спасти население городов от голода начали формировать из рабочих продотряды, разъезжавшиеся затем по “хлебным” районам и буквально “выбивавшие” харч из крестьянства с помощью местных комитетов бедноты. Добытое таким образом и составляло основу питания в городах центра России весь 1918 год. Окончательно избавило от голодной смерти Москву и Петроград введение продразверстки в начале 1919 года, пришедшее на смену хаосу 1918 - го. Избавило, по крайней мере, до конца гражданской войны. Причина, по которой крестьянство достаточно легко согласилось на продразверстку в 1919 г, лежит на поверхности - гражданская война. Из двух основных враждующих сторон одна (белые) стремилась отнять у крестьян землю, которую в 1917 г. им раздали большевики и возродить помещичье землевладение. Другая же, хотя и отбирала зерно, но во-первых, не все подчистую, чем зачастую грешили “спасители Отечества” с другой стороны; во-вторых - расстреливала за грабежи, а в третьих - и это главное - говорила крестьянам: “Мы за вас и не будем отнимать у вас землю”. Естественно, крестьянская масса, увидевшая два проекта в действии, дружно повернула в сторону красных...(9)

В 1921 г. возник новый кризис. То, что крестьянская масса взбунтовалась против продолжения продразверстки уже после войны, было усугублено страшной засухой на Сев. Кавказе и в Поволжье. То есть, недосеяли (“все одно - заберут”), а то, что посеяли - большей частью сгорело. Результат - официальная цифра в 5 с лишним миллионов умерших от голода (БСЭ, 1-е изд., т.17, стр.463). (В действительности же могло быть намного больше. Так, М. Горький называл цифру в 30-35 млн. умирающих от голода людей.(10)) Даже отмена продразверстки и введение продналога помогло не сразу. Пришлось идти на поклон к Лиге Наций. В общем, кризис урегулировали только к 1922 г. (Заметим, что голодала опять же, в основном, не Украина.)

Если кризисы 1917-1919 и 1921-1922 гг. были следствием объективных причин - гражданской войны и разрухи в государстве, то эпоха НЭПа ознаменовалась кризисами нового типа. Крестьяне, имея условия наибольшего благоприятствования, просто не хотели везти хлеб на рынок. И в 1923 г. (“кризис сбыта”), и в 1925 г., и в 1927-1929 гг. (“кризисы потребления”) хлеб на рынок не шел. Или шел по завышенной цене, что также не устраивало государство.

Здесь необходимо подробнее остановиться на состоянии молодого Советского государства. Основная задача народного хозяйства - восстановление довоенной экономики - была выполнена или почти выполнена к концу 20-х гг. (а на бумаге - так и к 1926-1927 гг.). Необходимо было развивать промышленность дальше. И здесь встала непреодолимой стеной проблема - откуда взять на это средства. НЭП, который способствовал восстановлению предприятий, разрушенных войной, уже не мог справляться с надвигающимися кризисами. Безработица росла быстрыми темпами, составив к 1927 г. более 10% городского населения(9). Уже в 1928 г. во многих городах были введены хлебные карточки. (Это, заметьте, еще до массовой коллективизации!). Ко всему прочему добавилось значительное ухудшение международного положения - убийство советского посла Войкова в Варшаве, события на КВЖД, другие факты конца 20-х гг. То есть, была очень вероятна новая война. В то же время, промышленность стагнировала, а, значит, армия была недообмундирована, недовооружена или вооружена устаревшим оружием. В этой ситуации главная задача правительства была - обеспечение быстрого индустриального роста. Для этого нужны деньги на закупку оборудования и технологий за рубежом. То есть, валюта. Вопрос: где ее можно было достать правительству СССР?

Взять кредит у Запада? - не дали бы, а если бы и дали, то обставили бы такими условиями, при которых сам кредит терял бы свою ценность.

Найти средства у себя в стране? - у кого? У рабочих, которые сами живут впроголодь? - абсурд.

У людей, разбогатевших в период НЭПа? - нет, у тех денег сравнительно мало. Да и не хотелось идти на поклон к нарождающейся мелкой буржуазии.

У крестьян? - да, у них средства были (напр. зерно), но крестьяне расставались с ними крайне неохотно, и только за необходимые им пром. товары, которых СССР производил очень мало, а чтобы производил много, нужно было ввезти оборудование, которое можно было получить только на деньги от экспорта своих товаров за границу. Которые, в свою очередь, можно было взять только у крестьян. Круг замкнулся.

Как же выйти из этого порочного круга? Об этом в СССР думали все ведущие специалисты еще с 1925 г. (По сути дела, сиюминутные желания крестьянской массы стали тормозом индустриального развития страны, а сами крестьяне - хладнокровными шантажистами. И если в 1923 и 1925 гг. правительству приходилось уступать требованиям продавцов хлеба из села, то в 1927 г. оно было вынуждено чуть ли не насильно вывезти из села хлеб, необходимый населению городов для того, чтобы просто не умереть от голода.)

Опыт стран Запада не помогал - те выбирались из подобных кризисов или путем ограбления колоний, которых у СССР не было, или, как США, путем притока иностранного капитала, чего также ожидать не приходилось. Деньги нужно было добыть именно из крестьянской массы. Причем добыть не путем ограбления, а путем социализации с/х. труда. Именно поэтому началась коллективизация.

(К слову, сейчас оранжевая власть проблему реконструкции системы жилищно-комунального хозяйства пытается решить подобными методами - за счет жильцов, которых до 2008 года планируется всех принудительно загнать в “товариства власників житла”, ремонтирующие все исключительно на свои деньги. Более того, если сравнить коллективизацию 30-х и сегодняшние апельсиновые проекты по степени ограбления конкретного человека, то сравнение будет не в пользу оранжевых. Если колхозы пользовались гос. поддержкой, то новым “товариствам” не планируется давать ни копейки из бюджета. Остается только удивляться, что возмущение населения не то, что не зашкаливает за уровень 1930 г., а вообще практически не проявляется.)

Конечно, крестьянство, особенно среднее и зажиточное, сопротивлялось коллективизации. Ведь в 20-х годах для этих людей был рай - недаром их потомки до сих пор вспоминают период НЭПа как самый лучший в советской истории. А чего - всего хватало - и земли, и хлеба. Налогами Сов. власть не слишком обременяла (по крайней мере, до 1927 г.). А то, что в городах голодали и росла безработица - так “це нас не обходило”. Как “не обходила” и перспектива возвращения помещиков в отдаленном будущем...

В общем, как бы то ни было, с коллективизацией “сладкая жизнь” для зажиточного крестьянства закончилась.

Сельское хозяйство в период коллективизации

Конечно, просто так крестьянство с ограничением своих прав не согласилось. Так, за период с января по апрель 1930 г. в СССР произошло 6117 выступлений крестьян против власти, в которых участвовало 1 755 300 человек (11). Процветал и террор. Только в марте 1930 г. в УССР был зарегистрирован 521 теракт (там же). И это все - официальная статистика.

В деревне шла жестокая борьба - “за свободу”, по версии одних и “за хлеб”, по версии других. Крестьяне не хотели идти в колхозы, а те, кто шел, не хотели там работать. Вот как, например, убирали хлеб на Херсонщине:

“Огромное, более 2000 дворов, степное село Архангелка в горячую уборочную пору было мертво. Работала одна молотарка в одну смену (8 человек). Остальная рать трудовая - мужчины, женщины, подростки - сидели, лежали, полулежали “в холодку”. Я прошелся по селу из конца в конец - мне стало жутко. Я попытался затевать разговоры. Отвечали медленно и неохотно. И с полным безразличием. Я говорил:

- Хлеб же в валках лежит, а кое-где и стоит. Этот уже осыпался и пропал, а тот, который в валках, сгинет.

- Ну известно, сгинет, - с абсолютным равнодушием отвечали мне.

Я был не в силах пробить эту стену равнодушия.”

Это написал известный диссидент Петро Григоренко (“В подполье можно встретить только крыс”), не имевший никаких причин любить советскую власть - очевидец тех событий. (12)

А вот, как готовили рабочий скот:

“...в розпал посівної колгоспники (десь в середині квітня 30 року) збунтувались. Я був присутній (як спостерігач), коли жінки з криком забирали зі стайні своїх коней, забирали корів і вози...”

“ В 1930 р. на Поділлі почалося массове знищення худоби...В Калинівському районі знищення худоби набуло такого широкого розмаху, що ціна на коня впала до 5-7 крб. за голову. У селі Прилуки Турбівського району просто на ярмарку спекулянти забивали по 50 коней з одною метою - зняти шкуру... На 1 березня 1930 року тільки у Вінницькому окрузі кінського ремонтного молодняку зменшилося на 22,9 процента, корів на 10, волів - на 35,9, овець - на 35,4, свиней - на 32,6 (у Немирівському районі - на 50,7, у Липовецькому - на 46,6)”. (2)

И это только 1930 г. - начало массовой коллективизации. За 2 следующих года положение только ухудшилось. Так, на территории современной Винницкой области, количество лошадей уменьшилось еще на 254 955 голов, или почти на 25% (там же).

То есть, крестьянее в эти годы не сеяли, не убирали, а только усиленно резали рабочий скот. Так, поголовье крупного рогатого скота в СССР сократилось с 60,1 млн. голов в 1928 г. до 33,5 млн. голов в 1933 году; а лошадей, в УССР еще в 1930 году составлявшее 5,35 млн. голов, в 1932 году составляло только 3,75 млн. голов (13, стр.31-32, «История Украинской ССР», т.2/ К.Наукова думка,1969).

Помимо объективных на это причин, были и другие.

Интересно свидетельство еще одного очевидца - Пуда Н.С. из Черниговской. области, записанное в уже упоминавшейся книге “33-й:ГОЛОД”:

“Люди були в розпачі. Люди були налякані. Люди не розуміли, що то воно є колгосп. А по селу ходили якісь нікомк не відомі люди, вдягнуті в дрантя жебрацьке, знаходили собі десь на краю села маленьку, непримітну хатку, збирали там наляканих колгоспом, конфіскацією і різними незрозумілими словами віруючих бабусь і нашіптували їм на вухо різні страхіття. Про кінець світу, про Страшний Суд, про відмову Господа від рабів своїх, про входження на землю в образі людському самаго сатани. Ніби ходить він по світу з книгою пекельною і кличе вісіх записуватись в книгу ту. І буде він морить великим голодом, буде на тортури посилать, і хто не витримає, запишеться, “во веки веков в аду, в смоле кипящей ему и его детям быть”. В той же день новину таку понесли уже сотні таких бабусь, і кожна щось додавала, і вже розповідь та страшна почута була ніби й не від жебрачки, а від самого Бога, що прилітав на землю, щоб попередить грішний люд Чорнігівщини”(2).

А если еще добавить кучу негативных “народных” частушек и поговорок о колхозах, витавших еще с той поры, когда в ТСОЗы никто никого насильно не загонял и там не держал, то складывается картина, не такая уж и простая, как хотят представить новые украинские фолк-историки.

Вот так крестьянские массы встречали начало 30-х гг. Неудивительно, что противостояние закончилось трагедией.

Посчитаем вместе.

Как было сказано выше, при непосредственном знакомстве с цифрами 1932-1933 гг. в новых украинских источниках, туман непонимания только усиливается. Смею надеяться, что некоторые моменты все-таки смогу прояснить.

Итак, постараемся разобраться, что же произошло в УССР в 1932-1933 годах. Для этого воспользуемся опубликованными данными.

Итак: урожай зерновых 1932 года в УССР составил 14,7 млн. т. ((3), т. 17, стр. 329). План хлебозаготовок по крестьянскому сектору с/х производства, утвержденный 21 июля 1932 года, составил 5831300 т. (по колхозам - 4835200 т. (в т.ч. по колхозам, обслуживавшимся МТС, - 3160000 т.), по единоличному сектору - 996100 т.) (13). В пересчете на пуды это составляет 364 456 250 пудов зерна.

Этот план был вполне реальным для такого года, как 1932. Так, в этом году урожай озимых ожидался намного выше обычного, а засушливые периоды в некоторых местах Украины (например, на Харьковщине) были не очень продолжительны. Несмотря на это, хлебозаготовки шли катастрофически низкими темпами (к 20 октября - 38 % плана).(13, стр.239)

Как результат - 22 октября ЦК ВКП(б) “в целях усиления хлебозаготовок” отправляет в Харьков - тогдашнюю столицу Украины - комиссию во главе с Вячеславом Молотовым, одновременно снизив план хлебосдачи на 70 млн. пудов (13, стр.243). Таким образом, новый план по крестьянскому сектору составил 4 711 300 т. зерна или 294 456 250 пудов .

Далее. Несмотря на то, что предыдущее изменение плана заготовок зерна названо “окончательным”, 14 января 1933 г ЦК КП(б)У принимает постановление, в котором еще раз снижает план - на 29.4 млн. пудов (0.4704 млн.т)(13, стр.332). Остаток - 4 240 900 т зерна.

Но и это, оказывается, еще не все. 5 февраля 1933 года (то есть, после официального завершения хлебозаготовок) генсек ЦК КП(б)У С. В. Косиор в своем докладе указывает, что план по крестьянскому сектору (колхозы и единоличники) снижался не 2 а 3 раза, и снизился с 356 млн. пудов на 138 млн. пудов (т.е. до 218 млн. пудов (3.488 млн. т.).(13, стр. 352). (Поскольку специального указания высших органов власти об этом - третьем - снижении плана, историки не нашли, появляется версия о том, что это “снижение” таковым на деле не являлось, а было просто попыткой “свести баланс” задним числом, взяв реальный конечный результат, как 100% плана. Это косвенно подтверждает А. Г. Шлихтер (председатель Совета по изучению продуктивных сил Украины) в речи на 17-м съезде ВКП(б), посвященной крестьянскому сектору: “Во-первых, мы имеем (в 1933 году - А.В.) досрочную сдачу хлеба, притом в

количестве, на 100 млн. пудов превышающем хлебосдачу прошлого года...”(14). “Прошлый” год - это 1932-й , а в 1933 году крестьянский сектор государству сдал 317 млн. пудов зерна (1). Таким образом, понятно, что в 1933 году колхозы и единоличники Украины сдали около 217-218 млн. пудов зерна - “план Косиора”.

Теперь поговорим о совхозах. На первый взгляд, их здесь рассматривать не стоит. Действительно, совхозы - гос. предприятия, и их работники, в отличие от колхозников и единоличников, должны были получать фиксированную зарплату, независимо от выработки. Однако, при переводе зарплаты в продовольственный эквивалент в 1932 г. в совхозах возникали примерно такие же трудности, как и в колхозах. Поэтому, на мой взгляд, не стоит в этом случае отделять совхозы от колхозов и единоличных хозяйств. К сожалению, в моем распоряжении не нашлось материалов, полностью проливающих свет на то, как изменился план хлебосдачи по совхозам с 21.07.32 по 14.01.33 (неизвестна даже цифра первоначального плана) , но в книге “Сторінки історії України: ХХ століття”, выпущенной в 1992 г. под редакцией С.В.Кульчицкого, приводятся цифры плана, измененного комиссией Молотова - 21 млн.пудов. Далее уважаемый г-н Кульчицкий приводит количество зерна, якобы изъятого Молотовым у совхозов в счет плана с 30.10.32 по конец января 1933 г. - 17,6 млн. пудов (1). То есть, читателю предлагается поверить в то, что до 30.10.32 все совхозы УССР сдали не более 3,4 млн. пудов зерна, что, конечно, является неправдой. До 25.10 Украина заготовила 39% плана, а совхозы, судя по отрывочным документам - еще больше, чем 8,19 млн. пудов зерна - 39% от “плана Молотова”(13). По всей видимости, цифра 17,6 млн. пудов - общее количество зерна, поставленного совхозами государству за период сбора урожая (по совхозам - с 01.07.32 по 14.01.33). Этим и будем руководствоваться в дальнейшем.

Сейчас взглянем на то, что получилось, в целом. Так как общая хлебопоставка не может быть выше, чем “план Косиора” + поставки совхозов, то имеем в сумме 235 600 000 пудов зерна - верхний предел хлебопоставки из урожая 1932 года. Помимо хлеба по плану поставок зерно уходило также на погашение семенной и продовольственной ссуды. К сожалению, точная цифра мне известна только по колхозам - 132 750 т (13, стр. 208) . Если принять во внимание то, что в 1931/1932 гг. колхозы в УССР объединяли 2/3 всех хозяйств и около 70% посевных площадей (3), то максимальный размер ссуды - 200 000 т. или 12,5 млн. пудов зерна.

Итог: государство из урожая 1932 года до 1 июля 1933 года “забрало” не более 248 100 000 пудов зерна.

Теперь поговорим о том, что “пришло”. Это - продовольственная, семенная и фуражная ссуда в размере

35 190 000 пудов зерна, пришедшая в Украину в результате постановлений Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б), начиная с 25.02.33 (13, стр.538). Помимо этого есть свидетельства того, что зерно выделялось и до 25.02.1933. Так, к 18.02.33 УССР получила 2,1 млн. пудов хлеба и 4 млн. пудов фуражного зерна, отпущенного ЦК ВКП(б)(13, стр.469). Но и это еще не все. К 13.03.33 из резерва ЦК КП(б)У было выделено 200 000 пудов хлеба и 40291 пуд муки. Помимо этого, были и выделения из Неприкосновенного фонда(как украинского, так и всесоюзного) и Мобилизационного фонда.( К сожалению, баланс этих фондов с Украиной в 1932 году мной не найден. Поэтому ограничусь только упоминанием о них.) Были и другие ссуды.

То есть, в общей сложности, население УССР получило не менее 41 480 000 пуда зерна и 40291 пуд муки.

Помимо этого около 1 млн. пудов продовольствия, значительное количество крупяных и кондитерских изделий, сахара, консервов выделил областям из своего фонда Совнарком УССР. Кроме того, было выделено более 10 млн. руб. для помощи потерпевшим от голода районам республики.

Даже если учесть то, что прод. помощь получали не только в селах, это позволяет вычесть только около 6 млн. пудов из общей суммы. Другими словами, государство взяло у сельчан не более 248 100 000 пудов зерна и отдало не менее 35 480 000 пудов зерна (если муку и др. продукты оставить в городах). Результат: 212 620 000 пудов зерна - чистый “минус” у села.

Теперь рассмотрим сам урожай. “УРЕ” дает нам урожай зерновых 1932 г. в размере 147 млн. ц. (918 750 000 пудов) зерна (3, т.17, стр.329). Однако эту цифру вполне обоснованно можно подвергнуть сомнению. Дело в том, что с начала 30-х годов в сельском хозяйстве была внедрена разработанная с участием В. С. Немчинова методика оценки “биологического урожая”, то есть того урожая, который вырос и мог быть фактически собран с полей. И эти 147 млн. ц. были оценкой именно “биологического урожая” (как и озвученная Сталиным цифра урожая по Союзу - 68,97 млн. т.(8)). Как же узнать, какое количество зерна реально собрала Украина в 1932 году? На этот вопрос частично могут дать ответ исследования профессора из США (настоящего, со степенью) М.Таугера, обработавшего первичные годовые отчеты колхозов, составлявших более 40% всех колхозов УССР. Потери по УССР он оценивает в размерах 1/3 урожая (по СССР - 20% ) (15). Это подтверждает А.Г.Шлихтер в своей речи на 17-м съезде ВКП(б). Там, помимо всего прочего, дается средняя урожайность зерновых в УССР в 1932 г. - 5,9 ц/га (14). Отличие этой цифры от цифры урожая из УРЕ в том, что здесь оценивалось уже фактически собранное зерно. Завышать урожайность 1932 года Шлихтеру было незачем - он отчитывался об успехах в сборе украинского урожая 1933 года в сравнении с 1932 годом (успехах, надо сказать, значительных - урожайность возросла до 10,9 ц./га. Хотя вот здесь цифра, вполне возможно, и несколько завышена). Так что цифре 5,9 ц/га можно верить. Пойдем дальше. Посевные площади зерновых в УССР в 1932 г. составляли 18,1242 млн. га (26), что на 3-3,5 млн. га меньше обычных (например, в 1913 г. посевная площадь зерновых в Украине составляла 24,7 млн. га, а в 1940 г. - 21,38 млн. га)(3). То есть, общее количество украинского зерна, собранного в 1932 г., можно оценить в 10,69 млн. т.(668,33 млн. пудов). Для сравнения: в 1931 году с полей Украины собрали 18,3 млн. т. зерна, а в 1933 - 22,3 млн. т. (3, т.17, стр.329) При этом в 1931 г. хлеба заготовили 440 млн. пудов(13, стр.353).

Таким образом, мы имеем и ориентировочную цифру собранного урожая (10,69 млн. т.), и количество зерна, отданного государству (212,62 млн. пудов). Для окончательных расчетов необходимо выяснить, сколько зерна Украина выделила на посев озимых осенью 1932 г. и яровых весной 1933 г.

Посевные площади озимых осенью 1932 г. составляли 9604,2 тыс. га (26), а яровых в УССР в 1933 г. засеяли на площади 9986,9 тыс. га (там же) То есть, в совокупности засеяли 19591,1 тыс. га Средняя норма высева по Украине в 1932 году составляла примерно 1,2 ц. на гектар(13, стр.131). Руководствуясь этим, получим максимальный размер семенного фонда УССР - 148 977 750 пудов.

Итак, в 1932 г. УССР собрала 668 330 000 пудов зерна. Из них государству было отдано 212 620 000 пудов, на посев пошло 148 977 750 пудов. (всего – 361 596 250 пудов)

Остается 306 733 750 пудов зерна, которое должно было остаться в колхозах, совхозах и единоличных хозяйствах. Именно это количество зерна обеспечивало питание людей в селе.

Правда, здесь есть еще один нюанс. Для того, чтобы из зерна получить хлеб, его надо сначала перемолоть в муку на мельнице. А при этом государством взимался так называемый “мерчук” или “гарнцевый сбор” - плата за помол в размере 10% от перемолотого зерна. В нашем случае это максимум - 27 125 213 пудов (за помол зерна, предоставленного в виде государственной помощи, плата не взималась. К сожалению, я так и не нашел общее количество сданного мерчука в период с 01.07.32 по 01.07.33. Известно только, что мерчук сдавали еще хуже, чем зерно на хлебозаготовки. Так, к 01.01.1933 дефицит составлял 16 640 000 пудов (правда, по отношению к плану, утвержденному еще летом) (13). Широкое распространение получил подпольный перемол). Полученные данные (по всем секторам с/х производства) занесем в таблицу:

 

 

По официальным данным По вычисленным данным

Посевная площадь зерновых, млн.га 18,1242* __

Средняя урожайность, ц/га 5,9** 5,9

Урожай, млн.т 14,7*** 10,693278

Урожай, млн.пудов 918,75 668,33

Хлебозаготовка, нач.план, млн.пудов не менее

364,5**** около

383,875

Хлебозаготовка, кон.план, млн.пудов

255****

235,6

Возврат сем.ссуды, млн.пудов не менее

8,3**** около

12,5

Зерно на посев, млн.пудов _ 148,97775

Остаток, млн. пудов _ 272,25213

Гарнцевый сбор, млн. пудов _ 27,225213

Гос.помощь, млн. пудов данные не систематизированы 35,48

Итого, млн. пудов - 280,5

 

* - из (26)

** - из (14)

*** - из (3)

**** - из (13)

Иными словами, сельчане непосредственно в пищу могли использовать минимум 280 500 000 пудов хлеба.

Много это или мало? Ответ на этот вопрос не может обойтись без оценки численности населения УССР вообще и сельского в частности на 1 января 1933 г. В “общем” случае придется поверить г-ну Кульчицкому, дающему цифру 31 901 400 человек (правда, источник на сей раз указан - ЦДАЖР СРСР, ф.316, оп.57, спр.15, арк.2.) (16). Теперь поговорим о сельском населении. В который раз стоит посетовать на недоступность (по крайней мере, для меня) данных как по абсолютной численности сельского населения УССР в 1933 г., так и по его удельному весу в общей численности населения УССР. Придется давать оценку, опираясь на данные переписей 1926 и 1939 гг., а также данные по миграциям людей в СССР из сел в города с 1928 по 1934 гг.

Итак, по данным переписи 1926 г. в УССР (без Зап.Украины, но с Крымом и югом нынешней Одесской области) проживало 5,673 млн. городского населения (3). Поскольку в городах Крыма даже в 1939 г. проживало менее 600 тыс. человек, а на юге Одесщины - около 100 тысяч человек городского населения (3), то логично будет дать оценку в 5 млн. человек городского населения УССР в границах 1926 года.

По данным переписи 1939 года городское население УССР составляло около 11 059 800 чел.(3) Поскольку от декабря 1926 года(времени переписи) до 1 января 1933 года прошло около 6 лет - столько же, сколько от 1 января 1933 года до января 1939 года (времени переписи) - то первое, что приходит в голову - сложить 2 числа и разделить пополам. Получим приблизительно 8 млн. человек. На этом можно было бы и успокоиться, как делают в подобных случаях не очень грамотные историки, но все-таки рассмотрим тенденцию роста городского населения в эти годы за счет сельского хотя бы по всему СССР (раз уж нет данных по УССР). Вот эти цифры (цит. по О.Лацис, Перелом. - Знамя, 1988, № 6):

“всего за период 1927 - 1938 гг. в город мигрировало 18 млн.700 тыс. людей из деревни. Из них в 1928 г. - в города переселилось 1062 тыс. сельских жителей.

В 1929 г. - 1392 тыс.

В 1930 г. - 2633 тыс.

В 1931 г. - 4100 тыс.

В 1932 г. - 2719 тыс.

В 1933 г. - 772 тыс.

В 1934 г. - 2452 тыс. …”(17)

Глядя на приведенные цифры, нетрудно подсчитать, что с 1928 г. по 1 января 1933 года в города перебралось 11 млн. 906 тыс. человек из общего числа 18 млн. 700 тыс. человек, переселившихся в период между переписями 1926 и 1939 гг., что составляет 63,67% от всех переселившихся. Однако мы забыли про 1927 г. Если судить по тенденции, то можно оценить переселение в этом году на уровне 900 тыс. чел. Результат - переселение в город с 1927 г. по 01.01.33 составило 12 806 000 чел. или 68,48% от всей массы мигрировавших с 1927 по 1939 гг.

Однако, за время между переписями городское население росло не только за счет пополнения из деревни. Всего в СССР городское население возросло на 29,8 млн. чел., среди которых, помимо мигрантов из сельской местности (63%), были и люди, проживавшие в селах, за эти годы приобретших статус городскими поселений (5,8 млн. или 19%). Наблюдался и естественный прирост - 5,3 млн. или 18% (18).

Отсюда можно выделить главное: прирост городского населения в СССР в период между переписями на 82% обеспечивался за счет сельских жителей, ставших горожанами (24,5 млн.) . Причем более половины этих сельчан стало горожанами до 1 января 1933 года. Превращение же сельских поселений в городские шло более-менее равномерно. То есть, можно сказать, что из прироста городского населения в 29,8 млн. жителей в период 1927-1938 гг., 15,706 млн. (или 52,7%) составил приток из сел в 1927-1932 гг., 8,794 млн.(29,51%) - приток из сел в 1933-1938 гг. и 5,3 млн. - естественный прирост. Если допустить, что из этих 5,3 млн. к 1933 году было где-то около 2 млн., а за следующие 6 лет прирост составил 3,3 млн., то у нас выйдет, что до 1933 г. в городах СССР население увеличилось на 17 706 000 чел. (59,42%), а после 1933 г. - на 12 094 000 чел.(40,58%).

Применим полученные проценты к городскому населению Украины в тот же период. Тогда у нас выйдет, что на 1 января 1933 года в УССР было около 8,6 млн. городского населения (а не 8 млн., как вычислили вначале). Соответственно, сельского населения было 31,9 - 8,6 = 23,3 млн. Запомним эту цифру.

Итак, у нас есть объем запасов хлеба в сельской местности УССР – 280 500 000 пудов. Найдено количество потребителей этих запасов - 23,3 млн. чел. Дан срок потребления этих запасов - 1 год ( с 01.07.32 по 30.06.33). Милов приводит норму потребления на 1 взрослого едока в начале ХХ века - 1 пуд хлеба в месяц. (19). Это - минимум. Для нормального же питания следует выделять 1,5 пуда в месяц. Примем норму для ребенка за половину нормы взрослого человека (в этом с нами согласны многие исследователи) и отметим, что средняя крестьянская семья в начале ХХ в. состояла из трех взрослых и двух детей (20) . Тогда получается, что 9,32 млн. детей и 13,98 млн. взрослых, чтобы не умереть с голоду на протяжении года, должны были потребить 223 680 000 пудов хлеба. То есть, на 56 320 000 пудов меньше, чем у них было в наличии. Вот такая история.

Теперь еще раз окинем взглядом расчеты. Слабые места в них, конечно, имеются. Например, хлебопоставка по всем секторам. Но даже если вместо нашей цифры в 235,6 млн. пудов зерна поставить цифру, данную Косиором в начале 1933 г. - 255 млн. пудов (видимо, завышенную) или цифру Кульчицкого, данную в его книге без опоры на какие-либо источники - 260,7 млн. пудов, - все равно останется как минимум 34,7 млн. пудов “лишнего” зерна (если учитывать и снижение мерчука) . Еще, конечно, неизвестно число жителей городских поселений, работавших в совхозах, и, следовательно, тоже потреблявших это зерно. Однако, ясно, что в любом случае это число невелико и уж во всяком случае не могло превысить 2,892 млн. чел. - максимально возможное количество “едоков”. Если даже г-н Кульчицкий принимает, что это число равнялось 1,7 млн (что видно из его рассуждений о 25 млн. крестьян Украины в 1932-1933 гг.)(16), то автор здесь себя не считает “святее папы римского”. В итоге, если даже из 56 320 000 “лишних” пудов зерна вычесть 21,6 млн. “неправильно подсчитанных”, и оставшиеся 34,7 млн. пудов распределить на “пропущенных” 1,7 млн. чел, то на каждого из них выйдет по прожиточному минимуму и еще 18,36 млн. пудов останется. Даже хватит на корм скоту. То есть, даже со всеми натяжками, не получается “искусственного голода”. Хлеб в селах был даже после всех реквизиций. Был в достаточном количестве, чтобы спасти население от голодной смерти, хотя и недостаточном для нормального питания.

Отчего же разразился голод осенью 1932 года? По моему мнению, на этот вопрос ответ не может быть однозначным. Причин несколько. Первая и самая главная - незнание властями, сколько на самом деле зерна собрала УССР. То есть, отсутствие жесткого учета каждого килограмма собранного зерна. Отсюда - опоздание со снижением планов, повлекшее за собой такие тяжкие последствия.

Вторая причина - дезорганизация сбора урожая крестьянами и тотальное разворовывание того, что собрали (по словам М.М. Хатаевича, воровало 85-90% крестьянского населения, сделавшее невозможным своевременную оценку реального положения дел на селе в ЦК КП(б)У и ЦК ВКП(б)(13,стр.308). Власти считали (и не без оснований на то), что урожай собран неплохой, только весь разворован. Пример Белорусской ССР был перед глазами. Там к 10 декабря 1932 г. хлебозаготовки были выполнены всего на 46%. Но после того, как в Москве надавили на местные партийные и советские органы, к 1 января 1933 г. БССР выполнила план по хлебозаготовкам на 106%. То есть, за 20 дней выполнили 60% плана, который никем не менялся (14). Более того, никакого “голодомора” после такой “штурмовщины”, чего можно было ожидать, не случилось. Почему же в УССР должно было быть по-другому?

Третья причина - отсутствие средств у правительства СССР на посылку достаточной продовольственной помощи Украине. Вопреки утверждениям некоторых авторов, в стране не было крупных запасов зерна. На 1 июля 1932 г. Непфонд (Неприкосновенный фонд) и Мобфонд (Мобилизационный фонд) составляли вместе только 641 тыс. т. - месячный запас продовольственного зерна для Союза. На 1 января 1933 года в Непфонд и Госфонд (бывший Мобфонд) было зачислено 3,034 млн. т. (вместо планировавшихся 3,699 млн. т.). В течение первых месяцев 1933 г. Политбюро ЦК ВКП(б) выделило до 2,2 млн. т. семян, продовольствия и фуража областям и республикам, страдавшим от голода (10). Из них УССР досталось не менее половины (если включить сюда и помощь голодающему Донбассу – 249,3 тыс. т. (13)). Остаток был - 834 тыс. т., что чуть больше месячного запаса продовольствия СССР. Понятно, что больше изымать было нечего. А тайных запасов ни у Сталина, ни у кого другого не имелось, что подтвердили исследования американских ученых Дэвиса, Таугера и Уиткрофта (1995) - (15). Все данные в сверхсекретных папках Совнаркома, секретариата Куйбышева (Госплан) и особых папках Политбюро совпадают (10).

Не шло зерно и на экспорт в это время: после того, как в 1930 году СССР вывез на экспорт 4,8 млн. т. зерна, а в 1931 г. – 5,2 млн. т., в 1932 г. экспорт резко сократился, составив всего 1,8 млн. т., в 1933г. – 1,6 млн. т.(10). При этом в 1932 г. зерно вывозили, в основном, в начале года, а в 1933 г. - в основном, в конце года (16). К слову, в 1934 г. экспорт зерна вообще прекратился (10).

Может быть, города, в которые увозили зерно из украинского села, могли немного поделиться этим зерном? К сожалению, нет. Голодала вся страна, за исключением Москвы, Ленинграда и части Центрального региона.

Помимо голодных в городах Украины, о чем национально сознательные историки все уши прожужжали, не мешало бы вспомнить, что голодало Закавказье (“родина отца народов” - в Баку, например, школьники получали по 70 г. хлеба в день), голодал Северо-Восток европейской части СССР, Ивановская область, Кузбасс, Северный край, Западная область, Дальний Восток, Горьковская область. Голодало даже Подмосковье и Ленинградская область (10). Для примера приведу, официально утвержденные нормы снабжения на 1 квартал 1932 г.:

Продукты

Особый список 1 список 2 список 3 список

(в кг)

1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3

Хлеб 0,8 0,4 0,4 0,8 0,4 0,4 0,8 0,4 0,4 0,75 0,35 0,35

Крупа 3 1,5 1,5 2,5 1,5 1,5 1,0 0,5 0,5 0,5 0,5 0,5

Мясо 4,4 2,2 2,0 2,0 0,4 0,4 0,4 - - - - -

Рыба 2,0 0,4 0,4 1,4 - - - - - - - -

Масло - - 0,25 - - 1,15 - - - - - -

Сахар 1,5 1,5 1,5 1,5 1,5 1,5 1 1 1 0,8 0,8 0,8

 

Особый и первый списки - рабочие ведущих индустриальных объектов (предприятия Москвы, Ленинграда, Баку, Донбасса, Караганды, Восточной Сибири, Дальнего Востока, Урала ). Второй и третий списки - рабочие предприятий стекольно-фарфорофой, спичечной, писчебумажной промышленности и коммунального хозяйства, хлебных заводов, мелких предприятий текстильной промышленности, артелей, типографий и пр.

По хлебу - нормы дневные, остальные - месячные. По каждому списку приведены нормы для рабочих - 1), для служащих и членов семей рабочих и служащих - 2), для детей - 3). Подземным рабочим, рабочим горячих цехов дополнительно полагалось 200 г хлеба в день и 1 кг сала в месяц, угольщикам - 1 кг муки, 200 г растительного масла в месяц. Для подземных рабочих месячная норма мяса была 5 кг. (Составлено по РГАЭ, ф.8043, оп.1,д.15,л.3) - (10),(21)

Остается добавить, что в 1933 году положение было еще тяжелее. Несоблюдение даже вышеприведенных норм стало не исключением, а правилом.

Я даже не говорю о рабочих в регионах ”голодомора”. Заметьте, это - о тех местах, где должны были питаться хлебом, собранным, как утверждается, “для геноцида”. То есть, города СССР в 1932-1933 гг. испытывали жесточайшую нехватку продовольствия. Здесь я согласен с Таугером, заявившим, что если бы хлеб на юге не изымали, то жертв в 1932-1933 гг. было бы даже больше, только в других местах (15).

Резюме: хлеба в СССР в том году не было нигде в избытке и только в считанных регионах был он в достаточном количестве. Запасов ни тайных, ни явных не имелось. На экспорт он не шел.

Так что все разговоры о “нещасній неньці, яку штучно заморили голодом” - байки для наивных обывателей и ничего более. Никто Украину специально голодом не морил ( что видно хотя бы из плана хлебозаготовок). Голодали все: кто больше, кто меньше. И все эти разговоры на тему “почему хлеб был у них, а не у нас?” - спекуляции чистой воды.

Возможная вина руководства СССР - в том, что оно не развернуло в мире широкую кампанию по сбору помощи голодающим, подобно тому, что происходило в начале 20-х гг. Однако и здесь не все так просто. Стоит взглянуть на политическую и экономическую обстановку в мире в 1932-1933 годах - и простая просьба о помощи сталкивается с целым рядом препятствий.

Первое препятствие - открытая неприязнь практически всех стран Европы к потенциальным просителям - коммунистам. Это означает то, что выделение займа будет сопровождаться такими политическими и экономическими условиями, выполнение которых может поставить страну на грань новой гражданской войны, в которой погибнет гораздо больше людей, чем погибает сейчас от голода. Более того, нет уверенности, что заем вообще выделят. Об этом свидетельствует документ, полученный советской разведкой в мае 1933 г., в котором говорилось о переговорах Риббентропа с ведущими британскими промышленниками в поместье сэра Генри Детердинга - нефтяного магната. На этих переговорах, помимо всего прочего, обсуждался раздел российского рынка, в связи с грядущим гос. переворотом в СССР в 1933 г. (22),(5, стр.324).Как вы сами понимаете, у свободной страны рынки делить нельзя. Она сама выбирает, что и у кого покупать. Рынки делят только у колоний и полуколоний. А “грядущий переворот” - вообще особая статья, требующая серьезного размышления. Но сейчас не об этом.

Второй барьер неразрывно связан с первым. Это - приход к власти Гитлера в Германии и фашизация остальных стран Европы.

Третье препятствие - чисто экономическое. Конец 20-х - начало 30-х гг. - время одного из самых тяжелых экономических кризисов в истории Европы и США (достаточно сказать, что иногда до 80-90% продукции машиностроения на германских заводах в начале 30-х гг. составляла продукция, выпущенная “под заказ” Советского Союза). Кто в этих условиях был настолько богат, чтобы выделять кредит не на кабальных условиях? Да еще большевикам, которые уже однажды отказались признавать долги предыдущего правительства *****. Боюсь, никто.

Вот такая ситуация. Поэтому в этих условиях лично у меня не поднимется рука хаять правительство, которое не пошло с протянутой рукой к людям, готовившимся его свергнуть (и, скорее всего, не остановившимся бы перед миллионами жертв).

Из всего, вышеперечисленного, можно сделать вывод, который вряд ли понравится нынешним адептам “церкви голодомора”: прямой вины Сталина и ЦК ВКП(б) в событиях 2-й половины 1932 г. - 1-й половины 1933 г. не прослеживается. (Вот в голоде 1931-1932 гг. вина государства намного более очевидна.) Косвенная вина, конечно, присутствует. Не так считали урожай, не те руководители сидели в местных (и не только) органах власти, допустили разворовывание зерна и массовый забой рабочего скота, не смогли оставшийся у крестьян хлеб изъять и разделить поровну на всех...

Так кто же виноват в голоде 1932-1933 годов? Ю. Мухин, например, считает - сами крестьяне, саботировавшие как посевную, так и уборочную кампании (23). С ним в этом можно согласиться. Действительно, зерновые в 1932 году не пропалывались, плохо убирались. Попытки некоторых историков объяснить это обессиленностью людей после голодной зимы 1931-1932 гг. не выдерживают никакой критики. Ведь зима 1932-1933 гг. была еще более голодной, однако урожай в 1933 г. собрали неплохой. Зерновые пололи, хлеб сеяли и убирали хорошо, несмотря на голод. Вывод: в чем-то Мухин прав. Однако, все же не во всем.

На мой взгляд, здесь нет четкого и единственного виновника. Возможно, свою роль в поведении крестьянства Украины в 1932 г. сыграл голод 1931-1932 гг., вина за который большей частью лежит на властях, в не очень урожайный год выдвигавших “встречные планы”, по которым кое-где выгребали все до последнего зернышка, отчего погибали люди. С другой стороны, трудно понять людей, которые, не желая работать в колхозах, по-видимому, собирались устроить голод в крупных масштабах по всей стране (если надеялись свергнуть советскую власть, то почему просто не устраивали восстания, а морили голодом таких же двуногих, только в других регионах?). Ведь было бы именно так, если бы не брали власти у крестьян хлеб в том году. Было бы жертв намного больше, поскольку весь хлеб рабочего - тот, что ему дало государство. Если крестьянин еще может как-то пережить голодный год “на подножном корму”, то рабочего гарантированно ждет смерть. Конечно, здесь не стоит забывать, что для “новоукраинцев” это было бы не очень важно. Ведь умирали бы, в основном, не этнические украинцы! К сожалению для них, наше государство в 1932-1933 гг. называлось не Украина, поэтому правительству приходилось думать не только о “сбережении украинского генофонда”...

_______________________________________

**** - Хотя и здесь ситуация не так проста, как нам внушили. Почитайте полное собрание сочинений В. И. Ленина. Конкретно - т.26, стр.478. “Ответ на вопросы американского журналиста” - “Правда”№162, 25 июля 1919 года).

Жертвы и манипуляции.

Вопрос о количестве жертв голода 1932-1933 гг. в УССР очень сложен. Точных данных здесь нет и ,похоже, не предвидится. Есть только официальные цифры естественной убыли населения УССР за 1933 г. - 1379 чел. В городах по официальным данным умерло 268 тыс. (в 1932 - 141 тыс.) В селах - 1582 тыс. (в 1932 - 527 тыс.) (24),(25). Эти данные, конечно, свидетельствуют, что от голода умирало множество людей. Но вот сколько - сказать очень трудно. Именно здесь и развернулось основное поле для инсинуаций и манипуляций. Суть их - в том, чтобы: 1) увеличить насколько можно, число “жертв сталинизма”;2) объявить Украину - “зоной геноцида”, в отличие от остальных регионов СССР - “территорий голода”.

Такие измышления можно встретить не только у маргиналов от истории. Вот, например, г-н С.В.Кульчицкий, заместитель директора Института Истории Украины при Академии наук, заведующий отделом истории Украины 20-30 гг. ХХ в. - “главный” официальный историк голодомора в нынешней Украине - опубликовал статью в “Зеркале Недели” №45 за 2002 год под названием “Сколько нас погибло от голодомора 1933 года”. Статья очень показательная как в плане идеологии “голодомора”, так и в плане методологии его исследований. Материал, в отличие от большинства себе подобных, пестрит цифрами и расчетами. Качество этих расчетов можно оценить, глядя хотя бы на то, что “нормальную” смертность для 1933 г. он берет, не глядя на 1932 г., а вычисляя среднее арифметическое (и это в статистических расчетах!) за 1927-1930 гг. и механически подставляя ее в 1933 г. Естественно, цифра получается меньшей, чем в 1932 г. Меньшей на 141 тыс. чел. И таких эпизодов много. (Особенно поразило то, что историк “забыл” о сальдо миграционного баланса не между Украиной и остальными частями СССР (об этом он вспомнил), а между городами и селами в самой Украине - для сел отрицательном, а это очень важно - умирали-то в, основном, в селах).Наконец, он приходит к итогу - 3238 тыс. умерших в 1933 г. - то есть вычисляет с погрешностью менее 1000 чел. общее число умерших от голода в 1933 г. О точности такой оценки судите сами.

Далее, уважаемый г-н историк в этой же статье решил показать, что украинский голод и общесоюзный голод в 1933 году сильно различались. Для этого он выдвинул тезис, что на самом деле, Поволжье голодало “несильно”, на уровне Украины 1931-1932 гг. Чем же он аргументирует такой тезис? Оказывается, тем, что на одинаковой посевной площади в этих регионах, в Поволжье умерло от голода ... всего лишь 366 тыс. человек (для сравнения, по расчетам того же Кульчицкого в Украине в 1931-1932 гг. от голода умерло 144 тыс.чел). Действительно, “мало”... Если, конечно, смотреть только на территорию. И забыть, что население этого самого Поволжья было на уровне 7-8 млн. чел. Это в сравнении с 31.9 млн.чел., живущих в УССР.

А если не забыть, то превышение смертности по УССР будет не на порядок, как заявляет С. В. Кульчицкий, а где-то в 2 раза даже по его “украинским” данным, очевидно, завышенным. Это только о Поволжье, где действительно голодали поменьше, чем в УССР. О таких регионах, как Дон, автор даже не заикается, упомянув как бы вскользь только, что, очевидно, на Кубани (“этнически украинской” - А.В.),голодали так же, как и в Украине и именно поэтому смертность на Сев. Кавказе была такой высокой. Этого-де не видно, поскольку данные Кубани “затерялись” в общих данных Сев. Кавказа.

Да, аргументы, конечно, убойные. Для их подкрепления остается только добавить, что из этой же статьи можно узнать, что некогда С. В. Кульчицкий оценивал число жертв голодомора в СССР как 10 млн., от чего потом открестился. А еще раньше приветствовал заявление канадской радиостанции о том, что в Украине от голода погибло более 12 млн. чел. , поскольку оно-де открыло всему миру эту страницу истории украинского народа (25).

Апофеозом статьи является фраза “Надеюсь, однако, что через 12 лет после первых публикаций на эту тему и при полном отсутствии возражений вопрос о количестве жертв голодомора в Украине перестанет быть дискуссионным”. Вот такая история...

На этой вышеописанном материале можно было бы и не останавливаться (все цифры и расчеты опубликованы в более ранних трудах), если бы не осознание того, что это - не просто статья. Это - статья-программа “новых историков”, квинтэссенция мыслей о голодоморе, накопленных государством Украина, руководство по внедрению идеологии “геноцида” в сознание народа. Оказывается, в 1932-1933 гг. сталинизм решил ни с того, ни с сего заморить голодом несчастных честных тружеников земли Украины, результатом чего стали миллионы жертв (если точно, то 3238 тыс. чел . (Опять не могу не преклониться перед могучими способностями историка, определившего с такой точностью число жертв голодомора. Остается только предложить г-ну Кульчицкому заняться периодом Второй Мировой и наконец определить с такой же точностью число погибших в ней украинцев. Может быть, именно он поставит точку в спорах и на эту тему?)

Вот так. Миф создан и его опровергать нельзя. Надеюсь, что эта программа все-таки послужит руководством к действию не для всех представителей украинской исторической науки. Ведь если наука не терпит сомнений, это уже не наука, а религия.

Я верю, что такие люди найдутся. Что новые исследователи когда-нибудь снимут национальные и идеологические шоры и попытаются еще раз осмыслить пережитое. Это необходимо и нам и нашим потомкам.

Напоследок предлагаю читателю задуматься над таким историческим фактом. Во время войны нацистская Германия на оккупированных территориях формировала так называемые “национальные” части для боевых действий как на фронте, так и в тылу против партизан. И в Эстонии, и в Латвии, и в Литве люди записывались “бороться с большевиками”. На Сев. Кавказе восставали чеченцы при поддержке фельдмаршала фон Клейста. Донские казаки записывались к Краснову. Даже в центральной России Власов формировал РОА. А вот на территориях Украины, входивших в нее на 1932-1933 гг., такого “набора” почему-то не было (кучка “полицаев” - мелкоуголовного отребья - не в счет. Такие были везде). На Западе Украины, не знавшем голода 1933 г., в эсэсовские части записывались сотнями. А вот те регионы, население которых, казалось бы, просто обязано было восстать против СССР, поскольку “сталинисты проводили здесь геноцид”, наступление “нового порядка” почему-то не приняли. У Гитлера не было ни одного соединения, сформированного в центральной и восточной Украине. Более того, ячейки советского подполья, а также партизаны отрядов Ковпака, Федорова, Сабурова, Наумова и многих других соединений, получавших задания из Москвы, не только пользовались широкой поддержкой населения этих краев, но и состояли в подавляющем большинстве своем из местных жителей. Неужели все дело - в “рабской” психологии здешних обитателей?

Еще один факт. Сейчас многими упоминается цифра в 7-8 миллионов крестьян в СССР, погибших от голода 1932-1933 гг. Так вот, именно эта цифра (если точно - 7 910 000 чел.) встречается в пропагандистской листовке серии 154З доктора Геббельса, сброшенной в октябре 1941 г. на советские позиции (23). Я далек от мысли, что сегодняшние историки черпали свои знания именно из этого “колодца”, однако не могу не отметить такого странного совпадения. Все-таки считать, что г-н Геббельс был заинтересован в объективном расследовании последствий голода 1933 года, не поворачивается язык. Да и обстановка не благоприятствовала. Вот и думай, почему пропаганда Геббельса, обычно вдохновенно лгавшая, здесь, по версии новоукраинской истории, оказалась “орудием правды”...

Список использованных источников:

(1) - “Сторінки історії України: ХХ століття”, за ред. С.В.Кульчицького/ К.,1992

(2) - “33-й: ГОЛОД”,за ред. В.Маняка/К.,1990

(3) - “Украінська Радянська Енциклопедія”, 1-е видання.

(4) - В.Солдатенко “Тридцать третий. Субъективные мысли об объективных процессах”/“Зеркало недели”№24, 28 июня - 4 июля 2003 года.

(5) - “Фашистский меч ковался в СССР: Красная Армия и рейхсвер. Тайное сотрудничество. 1922-1933. Неизвестные документы./ М.,1992

(6) - http://eca.knmi.nl - метеосводки за 1932-1933 гг.

(7) - “Географічна Енциклопедія України”, тт. 1,2

(8) - И.В.Сталин. Полное собрание сочинений/ http://www.petrograd.biz/stalin/index.html

(9) - “История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории Советского государства”/ М.,1991

(10) – http://antisgkm.by.ru/jump/jump3.htm - сайт Дмитрия Ниткина

(11) - Н.А.Ивницкий ”Коллективизация и раскулачивание”/М.,1996

(12) - Ю.И.Мухин ”В Москве и на местах. Голодомор”/”Дуэль”№23, 10 июня 2003 года.

(13) - “Голод 1932-1933 років на Україні: очима істориків, мовою документів”/К.,1990.

(14) - Материалы XVIIсъезда ВКП(б)/ http://www.rspu.ryazan.ru/~dante/Mirrors/v...17/vkpb_17.html

(15) - Р.В.Дэвис,М.Б.Таугер и С.Г.Уиткрофт. “Сталин, запасы зерна и голод 1932-1933”

(16) - Кульчицький С.В. “1933: трагедія голоду”/К.,1989

(17) - “Сторінки історії КПРС: факти, проблеми, уроки”/К.,1990

(18) - http://cccp1917.narod.ru/work/enciclop/naselen1.html - данные переписей населения

(19) - Л.В.Милов. “Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса”/М.,1998

(20) - В.И.Ленин. “Аграрный вопрос и “критики Маркса””(Собрание сочинений, 5-е издание)

(21) - Е.А.Осокина ”Иерархия потребления. О жизни людей в условиях сталинского снабжения. 1928-1935 гг.”

(22) - Майкл Сейерс, Альберт Кан ”Тайная война против Советской России”/М.,1947

(23) - Ю.И.Мухин “Самый позорный голод”/”Дуэль”№6, 11 февраля 2003 года.

(24) - “Перепись населения СССР 1937 года. История и материалы”/М.,1990.

(25) - С.В.Кульчицкий “Сколько нас погибло от голодомора 1933 года?”/”Зеркало недели”№45 23-29 ноября 2002 года.

(26) – “Історія народного господарства Української РСР”/К., Наукова думка, 1984, т.2.

Помимо этого, были использованы следующие источники:

Станислав Кульчицкий: “История теперь формирует граждан государства”/”Киевский телеграфЪ”№163

http://www.kara-murza.ru - сайт С.Г.Кара-Мурзы

“Большая Советская Энциклопедия”,1-е, 2-е и 3-е издания.

«История Украинской ССР» в 2-х тт./К., Наукова думка, 1969, т.2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

По рассказам очевидцев(Донбасс) - весь урожай, кроме того что уворовали крестьяне, был забран и собран в большие кучи. Рядом с кучами поставлены люди с ружьями. За попытку чего-нибудь из етой кучи взять стреляли. Большая часть зерна не была вывезена и пропала, в некоторых селах в живых остались только те кто смог слинять в город. Т.е. хлеб на селе может быть и был, но крестьянам ето не помогало.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
По рассказам очевидцев(Донбасс) - весь урожай, кроме того что уворовали крестьяне, был забран и собран в большие кучи. Рядом с кучами поставлены люди с ружьями. За попытку чего-нибудь из етой кучи взять стреляли.

ЧУШЬ! Налицо человек у которого есть четкое представление как все было!!!

Там людей ели - неужели люди с ружьями остановят обезумевшую от горя и страданий толпу? Вот лишь бы вякнуть что-то....

 

Chernish

Да.. камрад тяжелую ты тему поднял. У меня у деда 4 брата от голода умерли - мне отец говорил (деда я не застал). Не легко сейчас разобраться будет... У меня отец коммунистом был, не любил повторять те ужасы что дед расказывал...

 

Со многим соглашусь...вот только..

Остается третья причина - коллективизация и ее последствия. Здесь можно только заметить, что сама по себе коллективизация не могла вызвать голода, поскольку производительность труда в коллективных хозяйствах намного выше производительности труда в частном секторе. То есть, при одинаковых трудозатратах колхозник производит больше товарной с/х продукции, чем единоличник. Что подтвердил, например, 1937 год, когда в СССР было собрано 120,29 млн. т зерна, в то время как в 1913 году - одном из наиболее урожайных во времена царской России - собрали лишь 80 млн. т., причем на большей площади(8).

Производительность труда когда тебя заставляют трудиться не будет выше и без разницы в колхозе ты пашешь или на помещика. Вопрос еще в том где легче было - помещику гибель крестьян (тем более массовая от голода) не выгодна, а комисару до звезды - он приезжий, здохнут у тебя ребетишки или нет ему все равно. Здесь главное план, а не то самого к стенке. Так что могла и еще как могла. И потом хоть убей не верю я цифрам 1937 года.

 

Дальше.... приводя такое кол-во цифр (безусловно огромный труд) ты пытаешься доказать чего-то - но прости у меня в глазах заребило - читать это очень тяжело.. Это не укор и не похвала просто констатация факта.

 

Безусловно здесь не было никакого дьявольского плана ни с одной стороны мне кажется ты именно к этому ведешь.

По выводам:

отсутствие жесткого учета каждого килограмма собранного зерна. Отсюда - опоздание со снижением планов, повлекшее за собой такие тяжкие последствия.

Да.

дезорганизация сбора урожая крестьянами и тотальное разворовывание того, что собрали

Нечего было воровать - все собранное сразу отправлялось в пункты назначения. Дезорганизация - бред. Люди пахали в надежде что часть собранного урожая оставят им с учетом тяжелейшей обстановки. Люди верили в это до конца и как оказалось совершенно напрасно.

Третья причина - отсутствие средств у правительства СССР на посылку достаточной продовольственной помощи Украине.

Да дело здесь даже не в том что не было средств, а в том что Советское правительство не могло признать факт существования голода таких масштабов. И уж тем более просить о помощи кого-бы то ни было оно не собиралось.

 

Мое мнение такое -конечно геноцида украинского народа не было и быть не могло, а если бы могло то не в такой бесполезной для гос-ва форме. Во многом виноват гос.строй. Но не надо забывать и про потрясения содрогнувшие Империю за какие-то 15-20 лет. Все устои, традиции, ценности были нисвергнуты. Людям насильно вводили новые идеалы. Представь у тебя на работе сменилось руководство - оно пришло и стало устанавливать новые нормы поведения, свои правила, свою систему наказаний и поощрений, не схожую с той к которой ты привык. Как это отразится на твоей работоспособности? Теперь умнож свои ощущения в тысячу раз и ты поймешь что должно было ощущать крестьянство, самое консервативное из слоев общества. Вот апатия к тому что гибнут посевы, что скот забивается в таких количествах. Почему? Потому что нет будущего.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Есть у меня грустные аналогии. Сейчас - это все повторяется в виде фарса, но тенденции те же самые. Скот забивается - в огромных количествах. Посевные площади сокращаются. Созданы "образцово-показательные" кап.хозяйства, которыми пытаются доказать преимущества по производительности труда нового способа организации сельского труда. Деревня вымирает - но тихо… Бесстрастно…

А вот можно ли все это назвать геноцидом? Уж больно слово жесткое - предполагает плановое действие. А вот то, что на голодающих и умирающих тогда и на вымирающую деревню сейчас гос.аппарату мягко говоря наплевать - это да. Но между "наплевать" и геноцидом - смысловая пропасть!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Производительность труда когда тебя заставляют трудиться не будет выше и без разницы в колхозе ты пашешь или на помещика.

Зависит еще как, все дело в том, что механизация, которую не мог позволить средний единоличник, пришла в колхозы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

2Wander`er

приводя такое кол-во цифр (безусловно огромный труд) ты пытаешься доказать чего-то - но прости у меня в глазах заребило - читать это очень тяжело.. Это не укор и не похвала просто констатация факта.

 

Не я.. статья некоего Васильева причем с Украины. Мне интересны оценки того что он написал..

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

2Chernish

Сначала прокомментирую отдельные моменты.

В самом начале хотелось бы отметить, что вообще материалы о голоде тех годов в новых украинских книгах и газетах (об учебниках даже не хочется вспоминать - ужас) оставляют впечатление какой-то неполноты, незаконченности.

Весьма интересно, почему не приводятся цитаты, хотя бы из "ужасных учебников".

Основная проблема этих текстов - отсутствие даже попытки обозреть картину не только со стороны крестьян. Взгляд авторов напоминает взгляд хозяина из-за плетня родного хутора, который жил - не тужил, а затем вдруг начал голодать из-за преступлений сталинизма.

М-да, легко, конечно, писать подобное сидя в теплом кресле и предварительно плотно покушав.

Украинская Центральная Рада вообще прекратила продажу хлеба “москалям”.

Автор бы почитал сначала (а если читал, то описал бы), в каком положении УЦР была в конце 1917 – начале 1918 и почему продажа хлеба прекратилась

Причина, по которой крестьянство достаточно легко согласилось на продразверстку в 1919 г, лежит на поверхности - гражданская война. Из двух основных враждующих сторон одна (белые) стремилась отнять у крестьян землю, которую в 1917 г. им раздали большевики и возродить помещичье землевладение. Другая же, хотя и отбирала зерно, но во-первых, не все подчистую, чем зачастую грешили “спасители Отечества” с другой стороны; во-вторых - расстреливала за грабежи, а в третьих - и это главное - говорила крестьянам: “Мы за вас и не будем отнимать у вас землю”. Естественно, крестьянская масса, увидевшая два проекта в действии, дружно повернула в сторону красных...

Не знаю, может в России или ещё где "крестьянство достаточно легко и согласилось", но в Украине оно так "согласилось", что власть большевиков в концу весны оказалась почти что прижатой к большим городам и ж/д линии. Это, кстати, поспособствовало наступлению Деникина и войск Директории УНР летом 1919.

Хотя, если посмотреть на источник ("Очерки по истории Советского государства") данный пассаж не особо и удивляет.

В 1921 г. возник новый кризис. ... Даже отмена продразверстки и введение продналога помогло не сразу. Пришлось идти на поклон к Лиге Наций. В общем, кризис урегулировали только к 1922 г. (Заметим, что голодала опять же, в основном, не Украина.)

Украине тоже досталось: голодали регионы к югу от Умани-Кременчуга-Полтавы-Харькова, т.е. территории с более чем половиной населения Советской Украины

По сути дела, сиюминутные желания крестьянской массы стали тормозом индустриального развития страны, а сами крестьяне - хладнокровными шантажистами. И если в 1923 и 1925 гг. правительству приходилось уступать требованиям продавцов хлеба из села, то в 1927 г. оно было вынуждено чуть ли не насильно вывезти из села хлеб, необходимый населению городов для того, чтобы просто не умереть от голода.

В общем, опять во всем виноваты жадные крестьяне ))

(К слову, сейчас оранжевая власть проблему реконструкции системы жилищно-комунального хозяйства пытается решить подобными методами - за счет жильцов, которых до 2008 года планируется всех принудительно загнать в “товариства власників житла”, ремонтирующие все исключительно на свои деньги. Более того, если сравнить коллективизацию 30-х и сегодняшние апельсиновые проекты по степени ограбления конкретного человека, то сравнение будет не в пользу оранжевых. Если колхозы пользовались гос. поддержкой, то новым “товариствам” не планируется давать ни копейки из бюджета. Остается только удивляться, что возмущение населения не то, что не зашкаливает за уровень 1930 г., а вообще практически не проявляется.)

Видимо, у некоторых людей уже «манечка» по поводу «оранжевой власти».

Для полной ясности уточню для тех, кто не живет в Украине: за последние 14 лет принципиально официальная позиция по поводу голода 1932-1933 не менялась, это не сиюминутные "выдумки оранжевой власти". Так было и при Кравчуке, и при Кучме, и сейчас при Ющенко.

В деревне шла жестокая борьба - “за свободу”, по версии одних и “за хлеб”, по версии других. Крестьяне не хотели идти в колхозы, а те, кто шел, не хотели там работать. Вот как, например, убирали хлеб на Херсонщине: “Огромное, более 2000 дворов, степное село Архангелка в горячую уборочную пору было мертво. Работала одна молотарка в одну смену (8 человек). Остальная рать трудовая - мужчины, женщины, подростки - сидели, лежали, полулежали “в холодку”. Я прошелся по селу из конца в конец - мне стало жутко. Я попытался затевать разговоры. Отвечали медленно и неохотно. И с полным безразличием. Я говорил: - Хлеб же в валках лежит, а кое-где и стоит. Этот уже осыпался и пропал, а тот, который в валках, сгинет. - Ну известно, сгинет, - с абсолютным равнодушием отвечали мне. Я был не в силах пробить эту стену равнодушия.” Это написал известный диссидент Петро Григоренко (“В подполье можно встретить только крыс”), не имевший никаких причин любить советскую власть - очевидец тех событий. (12)

Опять-таки, автор не договаривает. Его не интересовало, почему возникла такая ситуация?

Вот, что рассказывал мне дед: по первых порах создания колхозов существовали "коммунистические зачатки", т.е. реально был принцип "от каждого по возможностям, каждому по потребностям". Создавались общие на все село столовые (предполагалось, что хавать будут там, а не по домам). Что же наблюдалось? А наблюдалось вот что: самые "умные" сразу скумекали, что хоть работай, хоть не работай - кормежка все равно будет стоять. Они даже не уходили далеко, спали прям в бурьянах рядом со столовой.

Потом до руководства дошло, что так далеко не уедешь, и была уже введена оплата за выработку.

Спрашивается, кто в той ситуации был виноват: "несознательные" крестьяне или кое-кто на верху, у кого винтика в голове не хватало?

Интересно свидетельство еще одного очевидца - Пуда Н.С. из Черниговской. области, записанное в уже упоминавшейся книге “33-й:ГОЛОД”: “Люди були в розпачі. Люди були налякані. Люди не розуміли, що то воно є колгосп. А по селу ходили якісь нікомк не відомі люди, вдягнуті в дрантя жебрацьке, знаходили собі десь на краю села маленьку, непримітну хатку, збирали там наляканих колгоспом, конфіскацією і різними незрозумілими словами віруючих бабусь і нашіптували їм на вухо різні страхіття. Про кінець світу, про Страшний Суд, про відмову Господа від рабів своїх, про входження на землю в образі людському самаго сатани. Ніби ходить він по світу з книгою пекельною і кличе вісіх записуватись в книгу ту. І буде він морить великим голодом, буде на тортури посилать, і хто не витримає, запишеться, “во веки веков в аду, в смоле кипящей ему и его детям быть”. В той же день новину таку понесли уже сотні таких бабусь, і кожна щось додавала, і вже розповідь та страшна почута була ніби й не від жебрачки, а від самого Бога, що прилітав на землю, щоб попередить грішний люд Чорнігівщини”(2).

А ведь самое интересное, что "пророчества" эти-то исполнились…

А если еще добавить кучу негативных “народных” частушек и поговорок о колхозах, витавших еще с той поры, когда в ТСОЗы никто никого насильно не загонял и там не держал, то складывается картина, не такая уж и простая, как хотят представить новые украинские фолк-историки.

Кто ж виноват, что так себя "отлично" колхозы зарекомендовали? Или все было ОК, а это "враги народа" людей мутили?

В “общем” случае придется поверить г-ну Кульчицкому, дающему цифру 31 901 400 человек

Цифра не вызывает сомнений, поскольку по результатам переписи 1926 года население УССР (ясно, без Крыма) составляло 29018187. Учитывая природный прирост населения, где-то столько и должно было быть к 1932. Если нужно, могу привести цифры и источники.

По данным переписи 1939 года городское население УССР составляло около 11 059 800 чел.(3)

Да уж, ничего не скажешь: точные данные.

Про перепись 1937 и 1939 годов:

http://www.demoscope.ru/weekly/2004/0171/analit06.php

http://www.pms.orthodoxy.ru/demogra/00038.htm

Кстати, в начале автор жалуется, что вот, "специалистов советской школы хотят заменить желторотыми". Как мы видим, "советская школа" в виде ориентации на мягко говоря недостоверные источники явно проявляется у автора.

то средняя крестьянская семья в начале ХХ в. состояла из трех взрослых и двух детей (20)

У Ленина, видимо, со статистикой туговато. Либо приведено количество детей, которые доживали до 30 лет (хотя все равно мало).

В семьях, в которых выросли мои бабушки и дедушки (ситуация аккурат на те годы) было 1) четверо детей; 2) четверо; 3) одиннадцать (восемь умерли в 1932-1933, это уже большая семья, но не «цыганская»); 4) шестеро. Из них 1)-3) - жили в селе, нищими не были, средние семьи. 4) - дети машиниста, жили в рабочем поселке, т.е. не голота, а «трудовая интеллигенция». Как видим, меньше четырех просто не было. Насколько я знаю от других людей, у них то же самое было.

Опять же, автор пользуется недостоверными данными.

Первая и самая главная - незнание властями, сколько на самом деле зерна собрала УССР. То есть, отсутствие жесткого учета каждого килограмма собранного зерна. Отсюда - опоздание со снижением планов, повлекшее за собой такие тяжкие последствия.
Вторая причина - дезорганизация сбора урожая крестьянами и тотальное разворовывание того, что собрали (по словам М.М. Хатаевича, воровало 85-90% крестьянского населения, сделавшее невозможным своевременную оценку реального положения дел на селе в ЦК КП(б)У и ЦК ВКП(б)(13,стр.308). Власти считали (и не без оснований на то), что урожай собран неплохой, только весь разворован.

Эти два довода приплыли прямо из тех счастливых лет. Особенно про «разворовали». Тут стоит вспомнить закон «про семь колосков». К тому же, интересная ситуация выходит: если разворовали, значит у них оказался хлеб. Если был у них хлеб, то с какой стати они голодали? А ведь голодали.

Нелогичности этого автор почему-то не удивляется.

Так что все разговоры о “нещасній неньці, яку штучно заморили голодом” - байки для наивных обывателей и ничего более. Никто Украину специально голодом не морил ( что видно хотя бы из плана хлебозаготовок). Голодали все: кто больше, кто меньше. И все эти разговоры на тему “почему хлеб был у них, а не у нас?” - спекуляции чистой воды.

Дело как раз в том, что в Украине как раз голодали. Аналогично юг России и Казахстан. Про голод в северных районах не слышал. Так что «все голодали» - это как раз и есть спекуляции и ложь.

Из всего, вышеперечисленного, можно сделать вывод, который вряд ли понравится нынешним адептам “церкви голодомора”: прямой вины Сталина и ЦК ВКП(б) в событиях 2-й половины 1932 г. - 1-й половины 1933 г. не прослеживается. (Вот в голоде 1931-1932 гг. вина государства намного более очевидна.)

Кто же виноват? Смотрим дальше:

Так кто же виноват в голоде 1932-1933 годов? Ю. Мухин, например, считает - сами крестьяне, саботировавшие как посевную, так и уборочную кампании (23). С ним в этом можно согласиться. Действительно, зерновые в 1932 году не пропалывались, плохо убирались. Попытки некоторых историков объяснить это обессиленностью людей после голодной зимы 1931-1932 гг. не выдерживают никакой критики.

Я снимаю шляпу! Вот: то к чему так долго шли - виноваты крестьяне. )))

Допустим, крестьяне саботировали. Но почему они не «саботировали в подобных масштабах» в предыдущие годы?

Кроме того, голод был от Казахстана до Проскурова. Соответственно, следует сделать вывод, что в один год на огромной территории саботировало все крестьянское население.

Могло ли быть подобное стихийным, неорганизованным явлением? Т.е. крестьяне взяли и вдруг в один год все вместе стали «саботировать»? Думаю, даже у автора, при всем его недалекомыслии, отвергнуть подобную мысль ума хватит.

Значит, саботаж был организованным.

Были ли выявлены эти «организаторы саботажа в масштабах целой страны»? Нет, поскольку их и не было.

В данном случае рассказывать, что причиной был одновременный саботаж на территориях с более, чем четвертью населения тогдашнего СССР, просто глупо. Или лживо.

С другой стороны, трудно понять людей, которые, не желая работать в колхозах, по-видимому, собирались устроить голод в крупных масштабах по всей стране (если надеялись свергнуть советскую власть, то почему просто не устраивали восстания, а морили голодом таких же двуногих, только в других регионах?).

Что за бред? Что-то про «людей, которые, не желая работать в колхозах, по-видимому, собирались устроить голод в крупных масштабах по всей стране». Кто эти «люди»? Были ли они вообще? В общем, всплыл заеложеный образ «врагов народа», которые с помощью голода пытались свергнуть советскую власть.

Ещё раз: были хоть где-то эти организованные «враги народа» выявлены?

Про какие «восстания» вообще может идти речь?

Всех, кто представлял какую-то, хотя бы теоретическую угрозу советской власти либо постреляли или посажали к тому времени (в том числе даже писателей, один Тычына с его «В полі трактор дир-дир-дир…», какие уж там «бунтари»), либо они за границу выехали. В начале 30-х уже коммунисты коммунистов изничтожали, из провинциальных учителей «выявляли» «Спілку визволення України» и т.п. маразм. А этот господин несет чушь про «восстания», «попытки свергнуть советскую власть» и т.п. Не было уже кому «восстания» эти организовывать, некому было и «масштабный саботаж» устраивать.

Если крестьянин еще может как-то пережить голодный год “на подножном корму”, то рабочего гарантированно ждет смерть.

Угу. Только вот в чем разница: вымирало как раз село, где этот «подножный корм» был, а не город. Кстати, я так понимаю, автор подразумевает под «подножным кормом» лободу и прочий бурьян (хоть и его зимой не было), поскольку рыбу ловить, охотиться было запрещено, леса и реки были собственностью государства и нарушение запрета каралось как «пять колосков». К примеру, прадеда моего одногруппника, пойманного с берданкой в лесу, отправили в спецпоселения в Архангельскую область. Там он выжил только потому, что, вроде, тех. образование имел и был востребован местной властью.

Конечно, здесь не стоит забывать, что для “новоукраинцев” это было бы не очень важно. Ведь умирали бы, в основном, не этнические украинцы! К сожалению для них, наше государство в 1932-1933 гг. называлось не Украина, поэтому правительству приходилось думать не только о “сбережении украинского генофонда”...

Да, скажу честно: мне, пусть я такой эгоист, ближе умершие во время голода родственники. И то, что слесарю Грише в Челябинске было что есть, меня как-то не утешает.

К тому же, есть сомнения в том, что все дело лишь в голодающем слесаре из Челябинска. Тем более, что слесарь Гриша и не голодал. Голодало село.

Но об этом ниже.

Даже в центральной России Власов формировал РОА. А вот на территориях Украины, входивших в нее на 1932-1933 гг., такого “набора” почему-то не было (кучка “полицаев” - мелкоуголовного отребья - не в счет. Такие были везде). На Западе Украины, не знавшем голода 1933 г., в эсэсовские части записывались сотнями. А вот те регионы, население которых, казалось бы, просто обязано было восстать против СССР, поскольку “сталинисты проводили здесь геноцид”, наступление “нового порядка” почему-то не приняли.

Из слов автора следует, что тут эсэсовцев не было, потому что не такой уж страшный голод был (если был).

Опять же, на примере своих родственников.

Дед переживший в 7 лет голод был в 1942 году угнан на работы в Германию. Там кто-то из заключенных начал Сталина честить. Дед с ним чуть не подрался.

Вопрос: почему? Неужели он не помнил погибших братьев и сестер, то, как сам чуть не загнулся? Ответ: потому что во всех бедах винили вредителей, дураков на местах и т.п., а «отец народов» был добрым, хорошим и любит народ – как ни крути значение агитации большевики знали (кино, агитплакаты были даже в захолустном Дашеве Винницкой области). Потом, когда по возвращению домой «Родина приняла его с распростертыми объятьями», когда он познакомился со «сталинской буржуазией», «омана» развеялась.

 

К тому же, как ни крути, для населения центральной и восточной Украины СССР - это были «свои».

А Прибалтика, Западная Украина в этом плане ещё была «свежей», меньше двух лет была в СССР. Там ещё СССР «своими» не стал и «любить Сталина» не успели научить. А также не успели ещё полностью «выхолостить» от «враждебных советской власти элементов».

УПА, кстати, только на западе было не потому, что там почва другая или воздух другой, а потому что в центре и на востоке не кому было возглавить аналогичное движение – всех, кто представлял хоть какую-то угрозу советской власти изничтожили ещё до войны.

 

 

Теперь заключение по «статье».

Она является не более, чем реанимацией советского взгляда на голод 1932-1933, причем взгляда 30-40-х годов: особо никакого голода не было, а то что было – это потому, что крестьяне разворовывали, вредители саботировали и т.п.

В фактическом материале были найдены ошибки. Использовались недостоверные и морально устаревшие данные. Про данные по сборам хлеба, нормам и т.п. не говорю ничего только потому, что не знаком с вопросом. Правда, там в расчетах тоже весьма интересные вещи были вроде «2 (!!!!) детей в средней крестьянской семье». К тому же, эти данные сами по себе ничего ведь и не дают. По его расчетам выходит, что после всех плановых хлебозаготовок «хлеба должно было ещё и скотине остаться».

Однако, люди голодали. Значит, что-то или с расчетами не то, или ещё что-то. Под «ещё что-то» Васильев подразумевает «воровали, саботировали». Про возможности саботажа во всесоюзном масштабе я писал выше, повторяться не