Перейти к содержимому

Добро пожаловать на форум TWoW.ru
Зарегистрируйтесь сейчас, чтобы получить доступ ко всем нашим возможностям. После регистрации и входа в систему Вы сможете создавать темы, отвечать в существующие темы, менять репутацию другим пользователям, получить свой собственный мессенджер, размещать обновления статуса, управлять профилем и многое другое. Если у вас уже есть учетная запись, Авторизуйтесь тут - в ином случае Зарегистрируйте новый аккаунт сегодня! Бесплатно!

Фотография

кавалерия XVI-XIX веков


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 138

#21
off   PathFinder

PathFinder

    Тысяцкий

  • Пользователь
  • 2 246 очков опыта
  • Откуда:Чехов-2
  • Обзывалка:Черный дембель
2agnez

Единственная европейская конница сохранившая навык копейного боя.

Мутировавшая затем (и достаточно удачно) в Наполеонику в улан/шеволежер/др.кавалерию с пиками ;)
  • 0

#22
off   Квинт Пехотинец

Квинт Пехотинец

    Тысяцкий

  • Пользователь
  • 2 602 очков опыта

Перейти к Наградному листу

2 Chernish

Конечно можем. Для регулярной конницы нужен достаточно высокий уровень развития государства и налоговой системы, т.к. кавалерия - дело дорогостоящее. Где-то уровень административного контроля XVIII века не менее.
Из чисто военных - нужен соответствующий уровень трех К - Коммуникации(снабжение в т.ч.), Командование, Контроль. Пока оных нет - шиш вам а не регулярная конница.
Муштра - производная от трех К.
А харизма командира вообще не является условием регулярности.


Хм..зайдем с другой стороны - какие преимущества имела регулярная конница перед нерегулярной? Ведь случаи собора конницы после удачной/неудачной атаки известны и до XVIII века.
  • 0

#23
off   agnez

agnez

    Ветеран

  • Пользователь
  • 3 942 очков опыта
  • Откуда:Сион, Сердце Тьмы

Перейти к Наградному листу

2PathFinder

Мутировавшая затем (и достаточно удачно) в Наполеонику в улан/шеволежер/др.кавалерию с пиками 


Cвязь между гусарами XVI-XVII веков с уланами конца XVIII-XIX веков достаточно условна.
Возвращение копья(пики) в европейскую кавалерию, это реакция на встречу с казаками. Первые конные копейщики Нового времени, это босняки Старого Фрица, Наполеон пришел к тому же после компании 1807 года. Польские уланы к тому времени уже были представленны несколькими полками в прусской и австрийской армиях.
  • 0

#24
off   PathFinder

PathFinder

    Тысяцкий

  • Пользователь
  • 2 246 очков опыта
  • Откуда:Чехов-2
  • Обзывалка:Черный дембель
2agnez

Наполеон пришел к тому же после компании 1807 года.

Не совсем так. После кампании 1809 г., когда польские легкоконные полки французской армии использовали трофейные пики против австрийцев. Затем они с успехом применяли их в войне на Полуострове. После этого началось формирование легкоконных (шеволежерных) полков, вооруженных пиками по польскому образцу во всей французской армии (переформировывались из драгунских полков). И к 1812 году их уже было достаточно много.

Cвязь между гусарами XVI-XVII веков с уланами конца XVIII-XIX веков достаточно условна.

Я имел в виду не связь с польскими гусарами, а связь с поляками, как с "последней конницей, сохранившей навык копейного боя". Именно удачное боевое применение польских конных полков, вооруженных пиками, вернуло пики в конницу.
  • 0

#25
off   SonarMaster

SonarMaster

    Тысяцкий

  • Пользователь
  • 2 297 очков опыта
  • Откуда:Днепропетровск, Украина
Как-то про пруссаков забыто немного, а ведь они значительный вклад в дело кавалерийское сделали )
Жалко, что у камрада нет возможности по ссылкам ходить...
А то видел один сайтик, где как раз кавалерия времен семилетки неплохо разобрана...
Ну на мой взгляд неплохо ) Ну, как пример...

При восшествии Фридриха Великого на престол он получил армию отлично дисциплинированную, маневрирующую с необыкновенной точностью, но обученную по совершенно фальшивой системе. Конница состояла из высоких людей и массивных лошадей и была в совершенстве обучена стрельбе как пешком, так и с коня. Таким образом, это было что-то тяжелое, неповоротливое, совершенно неспособное к быстрым движениям. Впрочем, такова была конница и во всех прочих европейских армиях: неповоротливая масса тяжелых всадников и лошадей, производившая атаки маленькой рысью и преимущественно занимавшаяся стрельбой из пистолетов и карабинов.

Фридрих в первом своем сражении при Мольвице перемешал пехоту с кавалерией и достиг этим хорошего результата, но он тем не менее очень скоро понял всю ложность подобной системы и приступил к преобразованиям в духе Карла XII, которые через очень непродолжительное время сделали его конницу одной из лучших и подвижнейших.

Первой его мерой было строго воспретить стрельбу с коня и действовать исключительно атакой карьером с холодным оружием в руках. Он обучал своих всадников не обращать никакого внимания на огонь противника и смело врываться в его ряды. Для доведения быстроты до наивысшей степени он облегчил снаряжение и вооружение солдат и старательно обучал их быстрым движениям в порядке на всякого рода местности.

Он обращал особенное внимание на сохранение полной сомкнутости и верного направления при движении на большие расстояния. Постоянными упражнениями ему удалось довести прусскую конницу к началу Семилетней войны до того, что она выполняла всякие перестроения и эволюции самыми быстрыми аллюрами в полном порядке и сомкнутости. Гибер в своем восхвалении прусского короля говорит: “В одной только Пруссии офицеры и солдаты обладают уверенностью в лошади и смелостью в управлении ею, так что они составляют как бы одно целое с ней и проводят в жизнь древнее сказание о кентаврах. Только там видны на маневрах 60-80 эскадронов силой действительно в 130-140 коней каждый, составляющих крыло всей армии; только там можно видеть 8 000-10 000 всадников, производящих атаку на несколько сот сажен в совершенном порядке и после остановки начинающих подобную же атаку против предположенного, внезапно появившегося в новом направлении противника”.

“Во всех лагерях, на всех смотрах, вообще где только Фридрих видит свою конницу, он обращает преимущественное внимание на эти атаки большими массами, придавая большое значение умению их выполнять”.

Уже Маршал Саксонский требовал, как мы видели, чтобы конница могла произвести атаку на 2000 шагов самым быстрым ходом с сохранением сомкнутости. Фридрих вполне оценил эту мысль и употреблял все средства для ее выполнения. Старейшие генералы считали нужным протестовать против некоторых его нововведений, но в Зейдлице и Цитене он нашел полное сочувствие и поддержку, и в скором времени весь свет наполнился славой прусских всадников, организованных, обученных и предводимых подобными блестящими вождями. Действительно, из 22 больших сражений, данных Фридрихом, по крайней мере 15 были выиграны благодаря его коннице.

Вообще конница достигла в это время своего апогея. Почва для этого была уже подготовлена, и стоило только появиться гению, который бы воспользовался имеющимися данными, чтобы повести ее к славе и успехам. В течение почти полустолетия как всадники, так и пехотинцы привыкли возлагать вею свою надежду на огнестрельное оружие. Пехота отбросила пики и заменила их штыками, которые, представляя достаточную защиту против конницы, двигавшейся медленными аллюрами, очевидно, не в состоянии были задержать энергичной атаки. Неподвижные, неповоротливые всадники, против которых Зейдлиц и Цитен вели быструю, подвижную конницу Фридриха, очевидно, не могли остановить огнем из пистолетов и карабинов несшихся на них полным ходом эскадронов. Варнери говорит (и ему можно поверить на слово):

“Опыт показал мне более чем в ста случаях, что эскадрон, полагавшийся только на огонь, будет всегда опрокинут эскадроном, атакующим его карьером без единого выстрела”.

Также и пехота, непривычная к подобному образу действий, постоянно терпела первое время поражения; резня, начинавшаяся после того, как линия пехоты была прорвана, была столь ужасна, что не могла не произвести впечатления на все остальное войско. Один-два подобных успеха должны были сильно поднять дух конницы и, напротив того, подействовать угнетающим образом на пехоту; благодаря полной уверенности в себе кавалерия атаковала все, что ей представлялось, с такой отвагой, что положительно сметала все перед собой. Очевидно, это и было одной из причин постоянных поразительных успехов конницы в Семилетнюю войну. Ни в какое время, даже при Александре и Ганнибале, не было совершено конницей более выдающихся подвигов, чем при Фридрихе в позднейшие его войны; тайна этих подвигов заключалась в заботливом одиночном обучении каждого солдата, в постоянном маневрировании массами, в исключительном употреблении холодного оружия и в пламенной энергии и искусстве кавалерийских генералов.

В первом сражении Фридриха при Мольвитце его конница, еще находившаяся в том положении, как он ее нашел при вступлении на престол, была атакована и сразу опрокинута австрийской кавалерией, приобретшей некоторую опытность в войнах с турками. По всем вероятиям, дело это произвело сильное впечатление на Фридриха и дало толчок к введению разных преобразований. Фридрих Великий предписывал своим офицерам всегда атаковать первыми в том убеждении, что атака есть не только лучшее, но и единственное средство действия для конницы. Он старался поднять как можно выше дух всадников, что видно из следующих слов его инструкции для конницы: “Если предстоит атака, то она должна быть произведена по указанным правилам, а именно: сначала большой рысью, а затем широким галопом, но всегда сомкнуто; Его Величество уверен, что при соблюдении этого неприятельская конница будет всегда опрокинута”. При этом находится следующее примечание: “Если кто-нибудь из людей не исполняет своей обязанности и выскакивает из рядов, то первый же офицер или унтер-офицер должен его проткнуть палашом”. Из этого можно видеть, что Фридрих, чтобы вызвать свою конницу на совершение великих подвигов, пользовался всеми средствами и прибегал иногда к суровым мерам.

Вполне понятно, что при подобной системе прусская конница оказалась значительно выше конницы других немецких государств с ее медленными движениями и французской - с ее недостаточно сомкнутыми построениями. Последняя производила в это время двоякого рода атаки: “en muraille” - рысью в сомкнутом строю и “en fourrageurs” - карьером в разомкнутом строю. Превосходство прусской конницы было столь велико, что ее гусары и прочие легкие части ни минуты не задумывались атаковать тяжелых австрийских кирасир и драгун, причем нередко опрокидывали и побеждали их. Изменив образ действий конницы, Фридрих улучшил также ее организацию и тактические построения. Его конница состояла из кирасир, драгун и гусар.

Кирасирский полк делился на 5 эскадронов, эскадрон - на 2 роты по 70 коней в каждой. Обыкновенное построение было в 3 шеренги, причем третья шеренга служила для пополнения разрывов в первых двух при движении в атаку. Сохранение трехшереножного строя на галопе представляло большие затруднения; особенно плохо приходилось второй шеренге, сжатой между двумя другими. Следствием этого, для увеличения подвижности, явился двухшереножный строй, принятый к концу Семилетней войны как французами, так и пруссаками.

На поле сражения конница строилась обыкновенно в 2 линии, из которых первая имела между эскадронами самые маленькие интервалы, а вторая - более широкие, равные приблизительно длине фронта эскадрона. Вторая линия служила резервом, через который первая могла в случае необходимости отойти и вместе с тем наблюдала за флангами, держась наготове встретить фланговую атаку противника. Фридрих был большим поклонником атаки во фланге и требовал, чтобы его конница пользовалась всяким случаем для производства их, говоря, что успех такой атаки несомненен.

При обучении конницы в мирное время Фридрих очень часто заставлял ее атаковать в одной сомкнутой линии без интервалов, справедливо предполагая, что ей тем легче будет маневрировать, имея самые небольшие интервалы, в 5-6 шагов. Эскадрон делился на 2 дивизиона, дивизион - на 2 взвода по 12 рядов, взвод - на 2 отделения.

Кирасиры носили кирасы. В каждом полку было 37 офицеров, 70 унтер-офицеров и 12 трубачей.

Большая часть драгунских полков имела ту же силу и состав, как и кирасирские; был, однако, один в 3 эскадрона и два - по 10 эскадронов.

Гусарские полки имели по 10 эскадронов, но эскадроны были слабые. Полк был силой в 1440 коней при 51 офицере и 110 унтер-офицерах. Начальников относительно было больше, чем у австрийцев.

Хотя Фридрих и запрещал всадникам действовать огнестрельным оружием, пока они находились в сомкнутом конном строю, но он отлично понимал всю важность стрельбы для небольших частей, фланкеров, патрулей и т. п.; и, чтобы люди могли в этих случаях пользоваться своим оружием с успехом, их заботливо обучали стрельбе, прицеливанию и скорому заряжанию.

Так как прусские всадники часто занимали аванпосты, ходили в разъезды и вообще несли службу, где были предоставлены самим себе, то необходимо было комплектовать ее людьми, на которых можно было бы безусловно положиться. Они имели почти ежедневно возможность дезертировать, и вместе с тем им приходилось постоянно задерживать шпионов и дезертиров. Поэтому в конницу назначались преимущественно сыновья мелких землевладельцев и арендаторов, и в случае побега родственники отвечали за них. Это показывает, с каким вниманием король входил во все мелочи кавалерийского дела и не пренебрегал ничем, чтобы сформировать хорошую конницу. Нужно сказать, что усилия его были достойно вознаграждены, потому что большей частью своих успехов он обязан именно коннице.

В числе других улучшений, введенных, как полагают, Фридрихом, нужно сказать о развертывании колонн движением эскадронов или взводов вполоборота направо или налево прямо на свое место. Прежде это производилось таким образом, что голова колонны заезжала правым или левым плечом и шла в новом направлении, пока вся колонна не вытягивалась ей в затылок, а затем все части заезжали одновременно во фронт. Частые заезды и особенно продолжительное движение флангом к неприятелю не нравилось королю, и он пожелал заменить это построение другим, более простым. Когда же он сообщил эту свою мысль некоторым старейшим офицерам, то они заметили, что это такого рода вещь, которой никто прежде не делал, о которой даже не думали. “Она уже обдумана, - отвечал король, - и должна быть приведена в исполнение”. Тогда было замечено, что нужно сначала научить всадников в манеже. “Этому они должны научиться, а также и их лошади”, - был ответ короля. А по заявлении, что многие сломают себе шею прежде, чем построение будет выучено, Фридрих отвечал: “Что ж такое, лишь бы оно дало победу”. Проба была сделана сначала небольшими частями, затем большими, и удалась вполне. Вышесказанное, взятое из “Военных и политических писем” графа Альгаротти, показывает, с какой энергией Фридрих проводил все свои реформы, несмотря на устарелые взгляды и предубеждения, укоренившиеся в армии.

Кирасиры обыкновенно составляли первую линию; гусары ставились на флангах или в резерве, но настоящей их сферой была малая война. Драгуны занимали среднее место между кирасирами и гусарами и действовали в связи с теми и другими. Впрочем, Фридрих вообще применял конницу более разнообразно, чем кто-либо из кавалерийских вождей, и нередко возлагал обязанности легкой конницы на кирасир, а гусар заставлял сражаться сомкнутыми эскадронами на поле битвы наподобие линейной конницы.


Образ действий конницы Фридриха, большими массами и исключительно холодным оружием, подвергал ее более чем когда-либо убийственному артиллерийскому и пехотному огню. Бывали случаи, когда эти оба рода оружия могли вполне безнаказанно обстреливать конницу. Желание чем-нибудь помочь этой последней побудило Фридриха сформировать конную артиллерию, которая могла всюду следовать за конницей и в бою своим огнем удерживать неприятельскую артиллерию и пехоту на почтительном расстоянии, пролагая вместе с тем путь своим всадникам. Это нововведение дало коннице, без уменьшения ее подвижности, новое средство для нападения и обороны. Гусарам и прочим легким войскам также иногда придавались конные батареи.

Один из кавалеристов, современников Фридриха Великого, генерал-майор Варнери, оставил выдающиеся военные сочинения; его “Remarques sur la cavalerie” (“Заметки о кавалерии”) являются одной из лучших работ по организации и тактике конницы и особенно интересны, потому что выражают мысли одного из лучших прусских кавалерийских генералов. Известно, что взгляды Варнери основаны на взглядах Зейдлица, под начальством которого он служил и с которыми был соединен узами тесной дружбы. Прочие его сочинения, хотя, может быть, и не столь интересные, также имеют свою цену, так, например, в “Remarques sur le militaire et la marine des turcs et des russes” находится много любопытных сведений об армиях обеих этих стран. Его “Campagnes de Frederic II, roi de Prusse, de 1756 a 1762” были сильно раскритикованы, но и в них находится много интересных подробностей. Варнери выказывает чрезвычайное поклонение Зейдлицу. Он называет его “этот великий человек” и говорит, что нельзя довести конницу до большего совершенства, чем это сделал Зейдлиц; про полк же его он заявляет, что он мог бы служить образцом для конницы всего света. Фридрих обладал особенной способностью выбирать людей: его оба кавалерийские генерала, Зейдлиц и Цитен, были людьми чрезвычайно выдающимися. Энергия и быстрая решимость первого выказались вполне, когда он еще был молодым офицером, при одном случае, о котором говорится в “Idees pratiques sur la cavalerie” графа Рошфора. “Зейдлиц, которому Фридрих обязан большей частью своих успехов, был такой ловкий и энергичный всадник, что не мог допустить, чтобы кавалерийский офицер попался в плен, пока он на коне. Это было им как-то высказано, когда он в чине ротмистра сопровождал короля. Фридрих, от которого ничего не ускользало, услышал это замечание и решил испытать Зейдлица. Случай не замедлил представиться. Свита проходила по мосту; дойдя до середины его, король остановился и, обращаясь к Зейдлицу, который был со всех сторон окружен лицами свиты, сказал: “Вы говорите, что кавалерийский офицер никогда не может быть взят в плен, это замечание бесспорно храброго человека; бывают, однако, случаи, когда можно бы сдаться без всякого бесчестья. Предположим, например, что мы ваши враги; вы, конечно, и не попытались бы пробиться. Что же сделали бы?” Зейдлиц с быстротой мысли дает шпоры лошади, бросается в реку и без всякого повреждения возвращается к свите; затем, кланяясь королю, говорит: “Ваше Величество, вот мой ответ”.

Зейдлиц обладал способностью угадывать минуту, когда можно было быть смелым, даже отчаянным, и когда следовало быть осторожным. Никто не умел так полно сочетать разумную сдержанность с сумасшедшей энергией. Еще мальчиком от отличался смелыми поступками: 7 лет от роду он проехал между вертящимися колесами ветряной мельницы, 23 лет он был майором и успел выказаться во многих битвах, 32 (34) - полковником и командиром кирасирского полка, 35 (36) - генерал-лейтенантом и главнокомандующим конницей. Самым блестящим его подвигом была битва при Россбахе в 1757 г., где он с одними своими всадниками одержал победу. Его нападение на Готу, когда он с 1500 людей взял город, занятый сильным пехотным отрядом с артиллерией, было другим отважным делом.

Другой из кавалерийских генералов Фридриха, Цитен, был очень любим королем. Он, по словам его биографа, соединял мудрость с мужеством, ловкость с присутствием духа и деятельность с полнейшим самообладанием. Он составлял план с постепенностью находящей грозы и приводил его в исполнение с быстротой молнии. Он долгое время командовал известным гусарским полком, получившим его имя, или так называемых гусар с мертвой головой. Он состоял на службе в течение около 70 лет и скончался 86 лет от роду. Быстрота его решений была поистине изумительна. Он сказал однажды королю: “В ту минуту, когда я вижу противника, у меня уже готовы все распоряжения”. Эта быстрота взгляда была одной из причин его постоянных успехов. Во всех описаниях походов и битв Фридриха мы встречаем постоянно имя Цитена, и всегда с особенной славой.

В коннице Фридриха мы встречаем самое заботливое обучение одиночных людей и мелких единиц до сведения их в крупный части. Едва ли он не был первым, кто обратил большое внимание на одиночное обучение езде и владению оружием. Положим, мы видели, что во времена рыцарства молодые дворяне постоянно занимались с 14-летнего возраста ездой и употреблением копья, меча, палицы и секиры, и, по всем вероятиям, они в этом достигали не меньшей, если не большей ловкости, чем всадники Фридриха, но этим все и ограничивалось: они подготавливались исключительно к одиночному бою. Фридрих же сделал большой шаг вперед, поставив одиночное обучение только основанием для маневрирования и действия большими массами.

После Дрезденского мира было обращено особое внимание на специально-кавалерийское обучение конницы. Каждому полку был устроен манеж и придан берейтор, который занимался обучением людей и лошадей; солдаты обучались всем подробностям искусства езды и особенно усиленно - владению оружием на коне. Через это всякий всадник получал полную уверенность в своих силах как в управлении лошадью, так и в действии оружием. Ни один солдат не допускался до участия В маневрах, пока он не прошел всего курса обучения и не сидел крепко в седле.

Эта заботливость, с которой занимались каждым всадником и каждой лошадью, дала возможность прусской коннице маневрировать большими массами с изумительной быстротой. Она могла выполнять все эволюции на широком галопе, сохраняя полную сомкнутость и верность направления.

Зейдлиц и Цитен обращали оба большое внимание на обучение конницы. По окончании манежной езды приступали к маневрированию на пересеченной местности и большими массами. Особенно Зейдлиц часто производил маневры на труднодоступной местности на всех аллюрах, причем, конечно, бывали случаи ушибов и даже смерти. Фридрих сделал ему однажды по этому случаю замечание, на что Зейдлиц спокойно отвечал: “Если Ваше Величество будет делать такой шум из-за пары сломанных шей, то у вас никогда не будет тех смелых всадников, которые так необходимы в поле”. Этот рассказ хорошо иллюстрирует тот дух, в котором воспитывалась конница Фридриха.

Как мы уже говорили, конница на ровной местности атаковала иногда в сомкнутой линии без всяких интервалов (en muraille, как говорили французы). Например, Зейдлиц При Цорндорфе с 70 эскадронами - случай, который выказывает донельзя рельефно превосходное обучение конницы маневрированию. Вообще же интервалы между эскадронами допускались различные и сообразовались как кажется, с местностью и образом действия противника.


Отступление конница производила обыкновенно уступами; сбор производился всегда вперед и никогда назад, т. е., другими словами, после удара собирались во время преследования, - правило очень важное и целесообразное, так как им устранялась беспорядочная погоня и часть оставалась в руках начальника, что давало ему возможность встретить с успехом новые могущие появиться части противника или ударить во фланг или тыл подставившихся под удар неприятельских частей.

Система обучения была одинакова во всех родах конницы: быстрота, спокойное маневрирование, атаки сомкнутые и разомкнутые требовались от всех частей. Так же точно все обучались прыгать через канавы и заборы, переходить через углубленные дороги, проходить деревни и дефиле, обыскивать леса, исполнять разведки, т. е. учили всему, что могло встретиться на войне.

Легко себе представить, какую силу составляла в бою подобным образом обученная конница, предводимая энергичными вождями. Доверяя холодному оружию, привыкнув к рукопашному бою, всадники скоро стали с презрением относиться к огнестрельному оружию.

Рассмотрев особенности системы Фридриха по подготовке частей и познакомившись с его необыкновенной заботливостью о войсках, мы нисколько не удивимся одержанным им огромным успехам, а придем к заключению, что он пожал то, что посеял.

Последуем затем за прусской конницей на поля сражений и посмотрим поближе на результаты сделанных Фридрихом нововведений, которые весьма поучительны для каждого кавалерийского офицера.

(с) Дж. Деннисон КОННИЦА ПРИ ФРИДРИХЕ ВЕЛИКОМ

Сообщение отредактировал SonarMaster: 27 Октябрь 2010 - 13:22

  • 0

#26
off   Недобитый Скальд

Недобитый Скальд

    Почетный ТВоВец

  • Пользователь
  • 6 200 очков опыта

Перейти к Наградному листу

2PathFinder

польские легкоконные полки французской армии


А почему во множ. числе?

P.S. Для регулярной армии еще нужен устав и его соблюдение в постоянной армии.
  • 0

#27
off   PathFinder

PathFinder

    Тысяцкий

  • Пользователь
  • 2 246 очков опыта
  • Откуда:Чехов-2
  • Обзывалка:Черный дембель
2Недобитый Скальд

А почему во множ. числе?

Ошибся :). Написал о Дунайской кампании, думал о Вислинском легионе в Испании.
  • 0

#28
off   Недобитый Скальд

Недобитый Скальд

    Почетный ТВоВец

  • Пользователь
  • 6 200 очков опыта

Перейти к Наградному листу

так они вроде бы легкоконными именовались только с июня 1811? А до того так и были уланскими, lanciers.
  • 0

#29
off   Erke

Erke

    Тысяцкий

  • Пользователь
  • 1 460 очков опыта
  • Откуда:KZ
2Chernish

В общем настоящие гусары - это венгерские, от них же и все остальные произошли

Насколько сербские гусарские полки соответствовали критерию "настоящие" интересно из-за вот этой цитаты "венгерское слово huszar, означавшее просто «разбойник», происходит от устаревшего сербско-хорватского «гусар» — пират, в свою очередь происходящего от средневекового латинского cursarius — корсар. "
  • 0

#30
off   T. Atkins

T. Atkins

    Ветеран

  • Пользователь
  • 3 724 очков опыта
  • Откуда:Самара

Насколько

Ни насколько, если права другая, боле популярная версия появления слова "гусар"... :)
  • 0

#31
off   Недобитый Скальд

Недобитый Скальд

    Почетный ТВоВец

  • Пользователь
  • 6 200 очков опыта

Перейти к Наградному листу

Самые крутые гусары всех времен и народов - серьезная попытка набрать еврейский гусарский полк у турок в Восточную войну.
  • 1

#32
off   Квинт Пехотинец

Квинт Пехотинец

    Тысяцкий

  • Пользователь
  • 2 602 очков опыта

Перейти к Наградному листу

2 Недобитый Скальд

И чем закончилась эта затея?
  • 0

#33
off   T. Atkins

T. Atkins

    Ветеран

  • Пользователь
  • 3 724 очков опыта
  • Откуда:Самара

И чем закончилась эта затея?

Как чем? Созданием ЦАХАЛа... По крайней мере, думаю, некоторые израильские ученые в этом уверены :) :) :)
  • 0

#34
off   Недобитый Скальд

Недобитый Скальд

    Почетный ТВоВец

  • Пользователь
  • 6 200 очков опыта

Перейти к Наградному листу

Ну, судя по мемуарам Чайковского, ничем. Правда, у меня есть цельная англоязычная научная статья по этим самым еврейским гусарам, так что процесс набора какое-то время шел, там даже списки личного состава анализируются.
  • 0

#35
off   Недобитый Скальд

Недобитый Скальд

    Почетный ТВоВец

  • Пользователь
  • 6 200 очков опыта

Перейти к Наградному листу

Финансировать формирование еврейского легиона под патронажем Адама Мицкевича д.б. Ротшильд. А главный источник денег - налог на евреев в Турции.
Будущие гусары д.б. набираться из польских и русских евреев, бывших русских солдат, из турецких евреев и евреев Дунайского р-на.
Была разработана униформа (с преобладанием желтого цвета), вооружить их хотели карабинами (а не пиками - владеть то ими не умели).
Чайковский и Мицкевич именовали будущий полк "гусарами Израэля", или "гусарами Маккавейскими (Мехабенча)".

In  conference  with  the  banker  Camondo  and  Rothschild's  representative,  Landau,  it was  agreed that  the  Jewish  Legion would  be formed under Mickiewicz's  protection,  that  Rothschild  would  be  honorary  commander  and  Bednarczyk,  chief  instructor. Rothschild,  Cammondo  and Landau  were  to  finance  the  project.  Another  suggested  source  of  income  was  taxation  of  Turkey's  Jewish  population  with  a  Jewish  Chief Executive  Committee  as  its  intermediary  with  the  Government.  A  partial  draft  was  to  be declared.  Volunteers  were  to  be  accepted  from among  the  Polish  and  Russian  Jews, former  Russian  soldiers,  from Turkish  Jewry  and  from Jews  of  the  Danubian  region.
In  a  letter  to  an  unknown  recipient,  Czaykowski  gave  a  detailed description  of  the  proposed  uniform.  He  thought  it  should  be  "lively in order to catch  the eye - and  even  impress - and  in this way  destroy  the ridiculous  yet  factually  existing  prejudice  against  a  Jewish army."  He also  suggested  that  the  cavalry  be  equipped  with  carbines instead  of lances - "a  nation which  had  lost  its military  traditions  should  not  revive them  with  white  weapons-fire  weapons  will  be  more  useful  and  more fitting  for  them  .  .  .  The Jews  would  constitute  a  non-Moslem  division of  the  Sultan,  similar  to  the  one  formed  by  the  Cossacks  and  it  could be  formed  by  the  Bulgarians,  Serbs,  Bosnians,  Bukovinians  and  Armenians."  Czaykowski  and Mickiewicz  referred to  the  unit  as  the  "Hussars of  Israel."  In  another place Czaykowski  stated  that  they would  be called
Maccabean Hussars. This was  an obvious  appeal to Jewish  nationalism.


  • 0

#36
off   Idot

Idot

    Тысяцкий

  • Пользователь
  • 1 993 очков опыта

Перейти к Наградному листу

ну карабины вроде на вооружении гусар (во всяком случае польских) ещё с XVII века
(у тех самых Крылатых Гусар в Латах и с Пиками на всякий случай нередко имелся карабин а пистолет имелся обязательно)

Сообщение отредактировал Idot: 29 Октябрь 2010 - 19:12

  • 0

#37
off   MARIAN

MARIAN

    Ветеран

  • Пользователь
  • 3 890 очков опыта
  • Откуда:Україна, Львів
2Idot

ну карабины вроде на вооружении гусар (во всяком случае польских) ещё с XVII века

При себе конно польский гусар мушкета не возил, были 2 пистолета в луке седла это да, но мушкета на коне не было, было исключение из правил, а именно после 1689 г. когда гетман Яблоновский приказал почтовым гусарии вместо копий возить длиностволы. Это усиливало силу огня гусарии, а остальные употребляемые среди товарищей копья давали еще и соотвественную преломляющую мощь.
  • 0

#38
off   Квинт Пехотинец

Квинт Пехотинец

    Тысяцкий

  • Пользователь
  • 2 602 очков опыта

Перейти к Наградному листу

2 Недобитый Скальд

2 T. Atkins

что то о воинствености евреев существует по крайней мере два диаметрально противоположных мнения...
  • 0

#39
off   Andron Evil

Andron Evil

    Тысяцкий

  • Пользователь
  • 2 943 очков опыта
Иногда шаловливый человеческий разум ходит такими далекими от темы обсуждения путями... Может это то, что называют ум за разум зашёл.
Может тогда о бабах поговорим ?..
  • 0

#40
off   Недобитый Скальд

Недобитый Скальд

    Почетный ТВоВец

  • Пользователь
  • 6 200 очков опыта

Перейти к Наградному листу

2Квинт Пехотинец

что то о воинствености евреев существует по крайней мере два диаметрально противоположных мнения...


Это смотря каких, где и когда.
  • 0




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых пользователей


Свернуть чат ЧАТик Открыть чат во всплывающем окне

Внимание! В тестововм режиме Чат работает на всех страницах форума. Если виснуть форум не будет, активность в Чате будет постоянная и Вист не будет гундеть - оставим на всех страницах!
@  Ober-Leutenant : (23 Октябрь 2017 - 2:49 ) Лучше так: вой вальс. Собачий.
@  ПТУР Фагот : (22 Октябрь 2017 - 22:32 ) Пой валс
@  Тарпин : (22 Октябрь 2017 - 20:38 ) Покайси грешниг акаянный! :tarpin:
@  ПТУР Фагот : (22 Октябрь 2017 - 20:31 ) Пой балет
@  Тарпин : (22 Октябрь 2017 - 20:18 ) Шли бабло.
@  ПТУР Фагот : (22 Октябрь 2017 - 20:14 ) Покаялся
@  Тарпин : (22 Октябрь 2017 - 18:04 ) Кайтесь и гоните бабло, пластва! Это выгодная инвестиция - отвалил бабло пастырю - спас душу от мук. Смелее! :tarpin: :tarpin:
@  Тарпин : (22 Октябрь 2017 - 17:52 ) Пластва! Ваш пастырь сегодня трезв и дочитал "Стратегию" Свечина. Отличный повод пожертвовать бабла на матацыкл!
@  Тарпин : (22 Октябрь 2017 - 14:09 ) @ПТУР Фагот @1kvolt Как же это о*уенно накатить с утра водчары,
Будто попадаешь, ( :censored: ), под волшебные, блять, чары.
Весь в себе, 2.7бать мой *уй, философия, б**ть, Канта,
Слышь ты, дядя, дядя в кепке, позови-ка официанта
@  Тарпин : (22 Октябрь 2017 - 13:20 ) gmzys&
Испугать думаешь? Меня, православного батюшку! И чем?! :tarpin: :tarpin:
@  Andron Evil : (21 Октябрь 2017 - 22:49 ) Это называется - "лыка не вяжет"... но общаться хочет ! Что радует...
@  ПТУР Фагот : (21 Октябрь 2017 - 19:45 ) gmzys&
@  Тарпин : (21 Октябрь 2017 - 15:58 ) Я пастырь ваш, гоните бабло, кайтесь, пойте вальс :tarpin: :tarpin:
@  1kvolt : (21 Октябрь 2017 - 15:55 ) Ты не пастырь, ты - пластырь и еретик! :D
@  Тарпин : (21 Октябрь 2017 - 15:54 ) Я и так пастырь. Жертвуйте и кайтесь, спасайте душу!
@  1kvolt : (21 Октябрь 2017 - 15:52 ) Сначало пастырь очистить свои помыслы от греховных мыслей должен. Через покаяние и отречение от матацыклетной ереси. :shaman: И тогда овцы паства примет его как своего наставника и пастыря! :shaman:
@  Тарпин : (21 Октябрь 2017 - 14:23 ) Каяцо должна паства, а не пастырь :)))
@  1kvolt : (21 Октябрь 2017 - 14:11 ) Покайся перед народом честнЫм, прими епитимью!
@  Тарпин : (21 Октябрь 2017 - 13:49 ) Молчи, грешник!
@  1kvolt : (21 Октябрь 2017 - 13:10 ) А за то что грезит о диавольской машинерии, наложить на пластыря Тарпина епитимью: облобызать кусочек мертвого трупа Святые Мощи три раза, а ходить ногами без матацыкла - семь лет! Тако же пианствовать токмо пивом светлым, а в православном темном бороду грешную не окроплять! :shaman: А буди пластырь Тарпин упорствовать в своей ереси, то отлучить еретика сего от утреннего похмеления кагором в храме, тако же от закуски вкусною малою лепешечкой! :shaman: