Перейти к содержанию
Авторизация  
Patton

Столетняя Война.

Рекомендуемые сообщения

Самые важные и интересные битвы начала Столетней войны.

(Да, и скажите, какие типы файлов можно прикреплять)

_____________________.txt

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

2 Patton:

Да,война была забавная.Обычная семейная династическая разборка :) Может,потому 100 лет и шла? ;)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

2 Игорь:

Там просто была война не совсем в нашем понимании. В течение войны франция не была единой. Да и не занимала нынешней территории. В англии тоже все было непросто. На самой территории были гражданские войны, усмирение шотландии. Не полностью подчинялась Ирландия и Уэльс. Одна война алой и белой розы чего стоила, в результате которой были перебиты почти все наследники королевского дома. Смута в обоих государствах и временами рейды друг на друго - вот что такое была эта война. И это на фоне страшной раздробленности. Причем любой герцог возводил своих предков к людовику святому и имел права на престол. Это даже вторжением нельзя назвать - просто какая то каша. Вроде бы Жанна д'Арк сплотила французов. Но другие вранцузы (бургундцы) её же и выдали англичанам. И это с подачи короля, которому она добыла корону.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

2 LeChat:

Причем любой герцог возводил своих предков к людовику святому и имел права на престол.

А заложил основы этой войны господин Вильгельм Завоеватель захватом Англии.С тех пор английские короли формально претендовали на часть французской территории(одна Нормандия чего стоила),а затем и на всю Францию.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

А вот материал по английской, нидерландской и шотландской армиям (французская еще не готова, скоро будет).

_____.txt

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
На самой территории были гражданские войны, усмирение шотландии. Не полностью подчинялась Ирландия и Уэльс. Одна война алой и белой розы чего стоила

Ну, Война Роз была уже после окончания Столетней войны.

Да и Шотландию уже не пытались усмирять. Она была признанным суверенным королевством, которое в некоторые периоды открывала Англии на севере второй фронт.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
А вот материал по английской, нидерландской и шотландской армиям

Интересно. Пара вопросов. Судя по всему латники- это тяжелая рыцарская кавалерия и еще в статье упомянуты не раз конные лучники. Как я понимаю речь идет о спешиваемых бойцах- передвигаются на конях но в бою спешиваются?

ЗЫ: На аватаре случайно не морпех из старого крафта и брудового вара? :D

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Меня в этой войне всегда забавляло следующее:

Несмотря на то, что военные действия почти всегда происходили на территории Франции, что в нескольких больших сражениях наголову была разбита французкая армия, что страну постоянно разоряли английские рейды и банды наемников, в финале Англия осталась с носом - из континентальных владений неосталось ничего окромя порта Калэ, а сама страна увязла в войне Двух Роз...

Французкий король же сумел укрепить свою власть, обеденить страну (там и Бургундию незадолго подчинили), разделался с бандами наемников руками тех же наемников (только уже под статусом ордонансовых рот) и т.д.

Англия после этой войны должна была отказатся от претензий на какие то нить континентальные территории и со временем обратила свой взор на море... Что из этого вышло - все мы прекрасно знаем... ;)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Несмотря на то, что военные действия почти всегда происходили на территории Франции, что в нескольких больших сражениях наголову была разбита французкая армия, что страну постоянно разоряли английские рейды и банды наемников, в финале Англия осталась с носом - из континентальных владений неосталось ничего окромя порта Калэ, а сама страна увязла в войне Двух Роз...

Французкий король же сумел укрепить свою власть, обеденить страну (там и Бургундию незадолго подчинили), разделался с бандами наемников руками тех же наемников (только уже под статусом ордонансовых рот) и т.д.

Англия после этой войны должна была отказатся от претензий на какие то нить континентальные территории и со временем обратила свой взор на море... Что из этого вышло - все мы прекрасно знаем...

---

А дело , наверное , в том , что никакой Франции в самом начале войны не было , а был домен короля и вассалы / и вассалы моих вассалов , которые мне не вассалы :D / , жители той же Гийени французами себя вовсе не считали , причем например население Бретани до сих пор считает " парижских французов " оккупантами ( там очень сильны сепаратистские настроения , Франция унитарное государство , а они стремятся к федерации )

Само понятие Франция ( как "нации" , или , точнее , как единого государства ) появилось только во времена Жанны Девственницы , а Валуа и Бурбоны и в XVI-XVII веках называли себя - " король Галлии " - Dei gratia Galliarum et Navarrae Rex, comes Barcinonae, Rossilionis et Ceritaniae( титул Людовика XIII образца 1640 года , когда Барселона отколовшись от Испании провозгласила его своим графом ). После погрома при Азенкуре и взятия Руана и Парижа , Генрих Ланкастер был официально признан королем Франции , и , если не ошибаюсь , только в 1802 году отказались от этого титула ( по Амьенскому миру ), когда Наполеон по легенде начертал шпагой лилию на Британском гербе .

Просто домен Английского короля , в начале войны , был сильнее домена короля Французского . А если бы воевали единые государства , то у Англии не было бы шансов , до Великой Чумы во Франции население было , по разным оценкам , до 20 000 000 , а у Англии еле-еле 6 000 000 , и территория поменьше и победнее ...

Кстати с Шотландией постоянно были терки и серьезные , да еще с Уэльсом :D Только взяли в плен Якова Шотландского , Уэльс откололся :D ( 1410-е - 1420-е )

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Интересно. Пара вопросов. Судя по всему латники- это тяжелая рыцарская кавалерия и еще в статье упомянуты не раз конные лучники. Как я понимаю речь идет о спешиваемых бойцах- передвигаются на конях но в бою спешиваются?

ЗЫ: На аватаре случайно не морпех из старого крафта и брудового вара? :D

Не совсем. Латники - тяжелые или средневооруженные всадники, набираемые обычно из мелкой знати.

Конные лучники действительно не всегда участвовали в бою на конях - иногда они спешивались, но иногда действовали на конях, напр. как монголы или арабы. Позднее большое распространение получил конный арбалетчик.

З.Ы. Да, это именно тот самый морпех.

З.З.Ы. Народ, может кто-нить все-таки прояснит, какие файлы можно прикреплять, а то вордовские нельзя и зазипованные тоже не получается. TXT-эшные, все-таки не совсем читать удобно, да и схемы кое-каие хотелось бы применительно к битвам показать.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
З.З.Ы. Народ, может кто-нить все-таки прояснит, какие файлы можно прикреплять, а то вордовские нельзя и зазипованные тоже не получается. TXT-эшные, все-таки не совсем читать удобно, да и схемы кое-каие хотелось бы применительно к битвам показать.

---

Любые файлы архивируешь RARом и все чики-пуки :lol: Только размер соблюдай - 200 Кб вроде :lol:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Вот это уже хуже - RARа у меня нет. Ну да ладно, придется скачивать Evaluation Copy. :(

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

2 Patton

Вот это уже хуже - RARа у меня нет. Ну да ладно, придется скачивать Evaluation Copy. 

 

Качай, качай - штука темовая, не то что зип ламерский, а кряк на рар где хочешь найти сможешь. Если хочешь кинь мне свой имэйл, и я те пришлю рарчик + крякчик :) И все будет ОК. (Притом винрар - разработка русских программистов, а нац.продукт поддерживать надо B) )

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Качай, качай - штука темовая, не то что зип ламерский, а кряк на рар где хочешь найти сможешь. Если хочешь кинь мне свой имэйл, и я те пришлю рарчик + крякчик :) И все будет ОК. (Притом винрар - разработка русских программистов, а нац.продукт поддерживать надо B) )

Спасибо, буду очень благодарен. :rolleyes

_patton@rambler.ru

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Кстати, война шла подольше, чем сто лет. Ее можно считать открывшейся с момента восшествия Плантагенетов на аглицкий престол. :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

2 Doberman

Спасибо огромное. Вечером все сюда выложу.

2BigBeast

Да, если быть точным, то 116. Однако, вообще-то воспринимать события в этот период надо как не одну войну, а четыре, т.к. перемирие подписывалось 4 раза с разными условиями.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

2 Patton:

в совр. Франции и Англии есть много историков которые считают что Столетней войны вообще не было...

 

а у нас Басовская пишет о двух Столетних войнах (первая - от Генриха Анжуйского до Иоанна Безземельного)

 

в общем это действительно "домашняя война" в родственных королевских династиях... до определенного момента. Да и Жанну во Франции сделали героиней в 19 веке а не в 15-м :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

2 Chernish:

Добавлю, что канонизирована Жанна д'Арк в 20 веке. Года точно не помню. Но в целом действительно было 2 периода войн. Вся клоунада длилась 118 лет, но за это время прошло от силы дюжина сражений и пяток осад. Крупные сражения и осаду Орлеана можно пересчитать по пальцам. У нас интенсивность войн со всеми - с литвой, шведами, половцами, монголами и друг с другом была выше. Так что с таким же успехом можно говорить, что в россии было несколько многовековых войн.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
за это время прошло от силы дюжина сражений и пяток осад

---

Л'Эклюз. В 1340 году английский флот внезапно застиг французский флот в узком проливе и нанес ему поражение, уничтожив 90 кораблей и 30 000 человек.

 

Слёйс. 24 июня 1340 года английский флот из 200 кораблей под командованием сэра Роберта Морли и Ричарда Фицалана атаковал 70 французских кораблей под командованием Юга Киере, находившихся в гавани Слёйса. Почти весь французский флот был захвачен или потоплен, сам Киере погиб.

 

Креси. Cражения 26 августа 1346 года, когда небольшой английский отряд под командованием короля Эдуарда III разгромил 30-тысяное французское войско Филлипа VI. Событие знаменательно тем, что основную силу англичан (9000 человек) впервые составляла пехота, продемонстрировав бессилие конницы перед английскими лучниками. Французы потеряли 11 принцев, 1500 рыцарей и 10000 солдат, что превышало общую численность английских сил.

 

Кале. В августе 1346 года крепость была осаждена англичанами под командованием Эдуарда III. Горожане храбро защищались и сумели продержаться почти год, но 4 августа 1347 года были вынуждены сдаться. В ходе осады шесть видных горожан предложили себя королю в качестве выкупа за своих сограждан, однако их пощадили благодаря заступничеству королевы Филиппы.

 

Кротуа. Cражения 1347 год, состоявшегося в период осады Кале английским королем Эдуардом III. Французский флот пытался освободить город, но потерпел поражение и был с большими потерями отброшен англичанами.

 

Пуатье. Cражения 19 сентября 1356 года между 6000 англичан во главе с принцем Эдуардом Черным и 20 500 французами во главе с королем Иоанном II Добрым. Англичане заняли выгодную позицию за изгородями и виноградниками, в которых расположились их лучники. Французская кавалерия двинулась в атаку в узком проходе между изгородями, но лучники привели ее в замешательство, после чего ей во фланг ударили английские рыцари и тяжеловооруженные всадники, которые довершили поражение французов; потери последних составили 4500 человек, не считая большого числа пленных, среди которых был и король. Потери англичан были невелики, и они смогли беспрепятственно отойти к Бордо.

 

Кадсан. Cражения 10 ноября 1357 года, в котором участвовали 2500 англичан под командованием графа Дерби и 5000 фламандцев, состоявших на французской службе. Фламандцы потерпели поражение потеряв 1000 человек.

 

Оре. Cражения 27 сентября 1364 года, в котором участвовали сторонники двух претендентов на бретонское герцогство - де Монфора и Шарля Блуа. Английская партия под руководством сэра Джона Чандоса осаждала Оре, но была атакована французами под командованием Бертрана Дюгеклена. Позиция Чандоса была очень сильна, и французы не смогли захватить ее. Фланговая атака англичан обратила их в бегство с тяжелыми потерями, Шарль Блуа погиб, Бертран Дюгеклен попал в плен. Вскоре после этого де Монфор был признан в качестве герцога бретонского французским королем Карлом V.

 

Наваретта. Cражения 3 апреля 1367 года в котором участвовали 24 000 англичан под командованием принца Эдуарда Черного и 60 000 французов и кастильцев под командованием Бертрана Дюгеклена и вновь избранного кастильского короля Генриха Трастамаре. Благодаря искусству своих лучников англичане наголову разгромили противника, который понес большие потери. Сам Дюгеклен был захвачен англичанами. Это событие известно также как битва при Нахаре.

 

Ла-Рошель. Cражения 22 июня 1372 года, в котором английский флот под командованием графа Пемброка, предназначенный для осовобождения Ла-Рошели, был остановлен значительно более сильным испанским флотом под командованием Дона Амбросио Берсенегры и после упорного сражения полностью уничтожен и захвачен.

 

Шизе. Cражения в июле 1372 года между французами под командованием Бертрана Дюгеклена и англичанами под командованием Томаса Хэмптона. Французы, осаждавшие Шизе, были атакованы англичанами, раполагавшими равными силами, и после долгого кровопролитного сражения разгромили их и захватили город. Неудача стоила англичанам Сентонжа и Пуату.

 

Розебекская битва. Битва близ города Розебек в Бельгии, в которой Карл VI в 1382 года разбил фламандское войско под командованием Яна Артвельде

 

Маргит. 24 марта 1387 года флотоводцы Ричарда II графы Арундел и Нотингем разбили в морском сражении вблизи этого порта на побережье Кента объединенный франко- кастильский флот, предназначенный для вторжения в Англию. Было захвачено около 100 кораблей, и угроза высадки была ликвидирована. Эта битва и другие успехи сделали Арундела и герцога Глостера опасными для короля Ричарда II.

 

Эгильон. Крепость была осаждена французами под командованием нормандского герцога Иоанна в мае 1397 года, ее оборонял небольшой английский гарнизон, который отражал все атаки до конца августа. Поражение при Креси вынудило герцога отвести армию к северу, и осаду пришлось снять.

 

Азенкур. Cражения 25 октября 1415 года в котором участвовали 25000 французских солдат под командованием коннетабля д'Альбре и около 5700 англичан, в основном лучников, под командованием Генриха V. Лучники скрывались за частоколом, который затруднил наступление тяжело вооруженных французских рыцарей; французы потеряли 8000 человек убитыми, в том числе коннетабля и герцогов Алансонского, Брабантского и Барского, 2000 человек попали в плен, в том числе герцог Орлеанский и маршал Бусико. Англичане потеряли 400 человек, в том числе герцога Йорка и графа Оксфорда. Отказавшись от наступления на Париж, Генрих вернулся в Кале.

 

Устье Сены. 15 августа 1416 года английский флот под командованием герцога Бедфорда вошел в реку Сена, намереваясь оказать помощь Арфлеру, осажденному французами. Осуществлявшие блокаду восемь больших генуэзских каррак и более мелкие суда атаковали английский флот, но после шестичасового сражения были отброшены, причем 10 кораблей затонули; Бедфорд сумел доставить продовольствие в город.

 

Руан. Город был осажден в 1418 году англичанами под командованием короля Генриха V. После мужественного сопротивления гарнизон сдался 19 января 1419 года, городу пришлось уплатить крупный выкуп.

 

Боже. Cражения 22 марта 1421 года между англичанами герцога Кларенса и арманьяками, усиленных шотландскими наемниками; англичане потерпели там одно из немногих поражений во Франции. Герцог Кларенс со свитой оторвался от своих войск, атакуя шотландские передовые посты, был отрезан от главных сил, окружен и убит. Уцелевшие спутники герцога попали в плен. Их тела позже отбили английские лучники, но поражение было полным.

 

Краван. Cражения 31 июля 1423 года, когда войско Арманьяков под командованием графа Бюшана, коннетабля Франции, при поддержке шотландских наемников наступало на Краон, захват которого обезопасил бы коммуникации Карла VII в Шампани. Атакованный бургундцами и англичанами под командованием графа Солсбери коннетабль потерпел поражение, а сам попал в плен.

 

Вернейль. Cражения 17 августа 1424 года между английским отрядом герцога Бедфорда и 18-тысячным франко-шотландским войском под командованием герцога Алансона и графа Дугласа. Рыцари обеих сторон сражались пешими, но французы не могли противостоять английским лучникам, защищенным укреплениями из частокола, и в конце концов потерпели тяжелое поражение, оставив на поле боя 4000 человек убитых, и в их числе Дугласа. Герцог Алансон был взят в плен.

 

"Сельдевое сражение". Сражение у Рувре-Сен-Дени 12 февраля 1429 года. Сэр Джон Фастолф, конвоировавший обоз с соленой рыбой, предназначенный для английской армии под Орлеаном, узнал о приближении французских войск под командованием Жана Дюнуа (Бастарда Орлеанского) и укрепился в Рувре. Атака французов была отбита, при этом они понесли тяжелые потери. Дюнуа был тяжело ранен.

 

Пате. Cражения 18 июня 1429 года между французами под командованием Жанны д'Арк и герцога д'Алансона и англичанами под коммандованием Толбота, графа Шрюсбери, и сэра Джона Фастолфа. Во время отступления англичан после осады Орлеана их авангард во главе с Толботом был атакован французами; возникшая паника помешала выдержать атаку французской конницы, и англичане бежали. Однако главные силы под коммандованием Фастолфа сохранили строй и благополучно отступили в Этамп. Толбот попал в плен. Эта победа стимулировала распространение французского национализма.

 

Форминьи. 25 апреля 1450 года прибывшие на помощь англичанам подкрепления были наголову разбиты и почти уничтожены французами под командованием графа де Клермона. Это поражение положило конец господству англичан на севере Франции.

 

Бланкфор. Cражения 1 ноября 1450 года, когда англичане произвели вылазку из Бордо, чтобы дать отпор банде мародеров Аманьяна. Английская конница наступала слишком быстро и была отрезана от основных сил. Аманьян тем временем напал на пехоту, которая, лишившись поддержки, была полностью уничтожена.

 

Кастильон. Cражения 17 июня 1453 года, последнего сражения Столетней войны. Англичане под командованием Джона Толбота, графа Шрюсбери, направились на помощь к Кастильону и атаковала осаждавших, но французы , сделав вылазку, охватили их с флангов и разгромили. Толбот был убит.

 

---

Здесь не упомянуты осады городов и замков , их было немеряно ; кроме того не приняты в расчет "частные" локальные войны вассалов и союзников обоих сторон ( Арманьяки , Бургундцы , Шотландцы , Фландрия , Уэльс , Наварра и др. ) B):lol::lol::lol:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Я насчитал тут 25 сражений. Из низ некоторые - морские. Не маловато ли? ;) А из сухопутных - сражения более похожи на стычки. Ну такие стычки у руси с литвой и орденом проходили ежегодно. Да и с татарами. У нас крупные нашествия были чаще!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Я насчитал тут 25 сражений. Из низ некоторые - морские. Не маловато ли?

---

Битвы и осады , если считать вассалов и союзников , происходили каждый год , причем на нескольких фронтах , включая современные Бенилюкс , Шотландию , Уэльс :lol: Другое дело , что с точки зрения современных миллионных орд это были мелкие стычки , - в те времена так не считали ;)

---

Бой тридцати (27 марта 1351)

 

Хотя эта стычка больше походит на турнир, чем на битву, она является одним из самых знаменитых эпизодов Столетней войны. Это был формальный пеший поединок между маршалом Робером де Бомануаром (капитан Жослена) и 30 французами с одной стороны и сэром Ричардом Бэмборо (капитан Плоэрмеля) и 30 "англичанами" (англичан было всего семь – Хью Кэлвли, Робер Ноллис, Томас Уолтон и Ричард де ла Ланд, эсквайр Джон Пессингтон, латники Дэгуорт и Джон Рассел, остальные немецкие, фламандские и бретонские наемники, сам Бэмборо бранденбуржец) с другой, "у дуба Ми-Вуа между Жосленом и Плоэрмелем близ поля ракитника". После ожесточенной рукопашной, когда погибли 4 француза и 2 англичанина, включая Бэмборо, обе стороны разошлись для передышки. Когда бой возобновился, один из французов (Гийом де Монтобан) неблагородно ускользнул из боя и сел на лошадь, после чего атаковал сбившихся в тесную кучу англичан и опрокинул 7 из них. Его соратники воспользовались этим шансом и превратили свое поражение в победу, перебив в общем 9 англичан и захватив в плен остальных, всех покрытых ранами.

 

 

 

Сент (8 апреля 1351)

 

Вторгнувшись в Пуату, небольшое французское войско под началом маршалов Ги де Неля и Арно д'Одрегема осадило Сент, но встретилось с также незначительной английской армией губернатора Кале Джона, лорда Бошана. Англичане спешились (отправив лошадей в тыл), и большинство французов последовало их примеру. Но они оставили по конному отряду на каждом фланге. Бошан послал за подкреплениями, и маршалы так медленно строили свою армию, что они прибыли вовремя. Затем французы атаковали пешими и, хотя детали битвы неизвестны, потерпели тяжелое поражение. Оба их командира попали в плен вместе с 140 рыцарями и оруженосцами, и 600 французов погибли.

 

 

 

Ардр (6 июня 1351)

 

Джон Бошан, возвращаясь в Кале из успешного рейда, был настигнут маршалом Франции Эдуаром, графом де Божё, с гарнизоном Сен-Омера. Бошан решил драться, предварительно отправив вперед повозки и захваченный скот с эскортом в 20 латников и 80 конных лучников. Сам он, с остальными воинами (280 латников и 220 лучников) спешился и стал за рвом. Де Божё, опередив свое войско, появился на поле боя лишь с 100 латников, тоже спешился и тут же атаковал английскую позицию по фронту. Атака провалилась, сам граф погиб. Однако отставшие главные силы французов, наконец, появились. Один отряд латников достиг рва и сошелся в рукопашной с англичанами, другой напал на лучников на одном из флангов Бошана, а третий (из 500 пехотинцев) зашел в тыл. Окруженное английское войско целиком попало в плен.

 

 

 

Морон (14 августа 1352)

 

Французская армия маршала Ги де Неля по пути на Брест была перехвачена (в 32 милях от него) значительно уступающими ей по численности англо-бретонскими силами (3000) сэра Уолтера Бентли и Роберта Ноллиса. Англичане спешились вдоль гребня холма с латниками в центре и лучниками на флангах. Поскольку позиция растянулась на 600 ярдов, а англичане заняли лишь 500 – либо их фланги загибались назад, либо центр позиции был выше, чем фланги. Значит, Бентли поставил центр посредине между кустами и ручьем, так что стрелки не могли прикрыть весь фронт. Растянув строй (примерно 4 человека на ярд), Бентли не мог образовать резерв. Ги де Нель тоже спешил своих, оставив лишь 700 (или 140) конных сира Роже де Анжэ на левом фланге. Примерно в 4 часа дня французы начали атаку 2 колоннами по всему фронту. Кавалерия Анжэ обрушилась на лучников правого крыла, те частью отступили, частью разбежались. В результате латники слева от них не получили поддержки стрелков (хотя французские всадники их не тронули) и стали пятиться под напором врага, пока не достигли зарослей куманики кругом вершины холма. Бентли был тяжело ранен.

 

Но на левом фланге лучники, располагаясь на крутом откосе и не имея перед собой конницы, выстояли и буквально расстреляли французских латников, так что те побежали вниз с возвышенности. Тем самым, возникла угроза правому флангу наступающей в центре колонны. Кроме того, тот самый пояс кустарников застопорил темп наступления французов, а также преградил путь французской кавалерии, преследующей бегущих лучников. Невзирая на раны, командующий кричал "Сражайтесь! Сражайтесь!", и лучники левого крыла атаковали своих противников, спустившись по склону.

 

Воодушевленные успехом, английские латники в центре надавили и отбросили утомленных преодолением кустарников французов. Те столпились в долине у основания высоты, представляя собой отличную мишень. Правому крылу французов, перейдя долину, пришлось подниматься по самой отвесной стороне противоположного холма, где утомленные жарой и весом доспехов латники практически не могли двигаться и были безжалостно вырезаны. Лишь отряд Анжэ отступил в порядке. В этой битве пало 2000 французов, из них 540 всадников, включая 89 кавалеров ордена Звезды. В числе убитых был де Нель. Согласно отчету Бентли, французские потери составляли 13 сеньоров, 140 рыцарей, 500 оруженосцев и "простого народу без числа", плюс пленными 10 сеньоров и 160 рыцарей и оруженосцев. Напротив, англичане "почти не лишились людей", хотя на следующий день Бентли казнил 30 лучников (очевидно, не всех из числа виновных) за бегство с поля боя.

 

 

 

Кутантен (11 ноября 1356)

 

Узнав, что французы под началом Рауля де Рэнваля собираются взять город Кутанс, Годфруа де Аркур собрал примерно 700 латников и лучников (англичан и наваррцев) и выступил из Сен-Совёр-ле-Виконт. Его разведчики донесли о приближении противника (300 копий и 500 латников – неясно, почему источник отличает "копья" от латников). Аркур выстроил своих латников вдоль холма, поставив всех лучников впереди. Часть французов спешилась и, закрываясь от стрел щитами и павезами, не двигалась с места, пока стрелки не израсходовали свои стрелы и не отошли к латникам. Французы, в свою очередь, обстреляли англо-наваррцев, те вынуждены были атаковать и после жестокой схватки были разбиты. Аркур с остатками войска укрылся в винограднике, обнесенном прочной изгородью. Французы все спешились, окружили место, и пошли на штурм. В конце концов, воины Аркура либо погибли или попали в плен, либо разбежались, сам он отказался сдаться и был зарублен.

 

 

 

Ножан-сюр-Сен (23 июня 1359)

 

Англичане Эсташа д'Обришикура, у Фруассара Обершикур (400 латников и 200 лучников), спешились и заняли оборону на отлогом склоне холма, причем латники стояли отдельно и немного ниже стрелков. У французов Брокара де Фенетранже было 1200 конных латников (в 3 "войсках") и 900 пехотинцев с копьями и павезами. Первое французское "войско" с самим Брокаром атаковало английских латников, но было отбито. Не решившись наступать во второй раз, конница обходила кругом англичан, надеясь взять их во фланг, но те постоянно поворачивались фронтом к неприятелю и их поддерживали лучники. Но подошла французская пехота. Она бросилась на лучников, опрокинула их (ибо стрелы не пробивали их щиты) и обратила в бегство. В то же время 1-е и 3-е "войска", под прикрытием этой атаки на позицию лучников, окружили латников и после упорного боя разгромили их. 2-е "войско" преследовало бегущих стрелков и нанесло им огромные потери, затем быстро повернуло назад и захватило обоз и лошадей англичан.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Тактика Англичан , к вопросу о пехоте , где-то на форуме ее недавно сильно обижали и говорили , что ее типа не использовали ;) Ну-ну :D

--

Нечитайлов М.В.

Данный очерк представляет собой мою значительно переработанную и дополненную, благодаря новым публикациям М. Беннетта, Д. Брэдбери, К. Де Врайса и Р. Харди (преимущественно в отношении проблемы происхождения «длинного лука» и его реальной эффективности на поле боя) статью, ранее опубликованную в журнале «Воин», а потом и на настоящем сайте.

 

Истоки

Нет никакого сомнения в том, что своим успехам в Столетней войне Англия обязана почти одному лишь сочетанию лучников и спешенных латников, которых она выставляла в поле едва ли не в каждом сражении того времени. Это – бесспорный факт, равно как и то обстоятельство, что повторить или скопировать эту тактику не удалось никому и никогда. Так что считать английское тактическое искусство Столетней войны типичным для Средневековья явно ошибочно (другое дело, для английского Средневековья).

Эта тактика основывалась на опыте, полученном в ходе действий против шотландцев в начале XIV века, но, в сущности (на что крайне редко обращают внимание), уходила своими истоками вглубь времен – ее с успехом применяли еще англо-нормандские короли в XII столетии. Фолкерк, Лаудон и Бэннокберн дали англичанам понять, что кавалерия бесполезна, если ей противостоит решительная, сомкнувшая ряды, вооруженная копьями пехота, и вскоре они начали подражать шотландской практике спешивания латников. В той же школе войны они научились ценить и применять мощь залповой стрельбы лучников, что привело, в свою очередь, к эволюции характерного английского боевого построения из спешившихся латников между выдвинутыми вперед отрядами лучников на их флангах.

Однако, истоки новой тактики вовсе не уходят во времена Валлийских и Шотландских войн Эдуарда I, что бы там не доказывали Д. Моррис и его последователи. Эдуард предпочитал лучникам своих гасконских арбалетчиков, при Фолкерке появляются и собственно английские лучники (из Чешира и Ланкашира), но нет никаких следов массового применения стрелков из Уэльса. К тому же, позволю себе напомнить, ссылаясь на авторитет знаменитого Гиральда Камбрийского, что лучники были только в Южном Уэльсе. А что это означает, демонстрирует один факт. Для кампании 1298 г., завершившейся победой при Фолкерке, набрали тысячи валлийских пехотинцев (которые свое участие ознаменовали только грандиозным дезертирством и мятежом накануне битвы, из-за нехватки спиртных напитков), но из них только 1000 (тогда как всего лучников у Эдуарда было более 10000) прибыла из Глеморгана в Южном Уэльсе.

Пока что совершенно не аргументирована гипотеза о том, что лучники второй половины XIII в. применяли тот самый прославленный потомками «длинный лук» (отнюдь не изобретенный «Молотом Шотландцев», как прозывали великого Плантагенета). Нет никаких доказательств и в пользу умозрительного тезиса о заимствовании данного орудия у валлийцев (скорее всего, он появился у самих англичан), равно как и его существования до времен Столетней войны (за исключением описания в судебном деле 1298 г., разобранного в разделе «Вооружение»). Первое упоминание «long bowe» относится к 1448 г. (письма Пастонов), первые описания этого оружия, позволяющие идентифицировать его с таковым «длинным луком», восходят ко второй половине XIV столетия, первые находки – в лучшем случае, к концу XV века. В источниках же и до, и после этого оружие знаменитых английских стрелков именуется просто «луком». Поэтому доказать, когда лучники перешли на использование longbow (все отличие которого от простого лука заключалось в одной только длине), на данный момент просто невозможно. Наконец, к 1337 г. английская тактика отнюдь не оказалась для французов чем-то незнакомым, еще до Пуатье и даже до Креси они привыкли спешивать своих латников для боя.

Похоже, что новая английская тактика зародилась именно во времена Эдуарда II – как это ни парадоксально, но именно при этом слабом государе было выковано то оружие, до которого не додумался его отец и которое с успехом применил его сын, «один из величайших английских полководцев» (М. Прествич). (Сказанное вовсе не означает, что Эдуард лично разрабатывал новые приемы ведения боя, для этого у него имелись военачальники.) Изучив сражения Эдуарда I, приходим к выводу, что его армии (как впрочем, и по всей Европе) применяли стрелков (в том числе и лучников, но по большей части еще арбалетчиков – Маэс Мойдог, Фолкерк). Но – ни один источник не сообщает о спешивании рыцарей. Напротив, во всех битвах английские латники сражались именно в конном строю.

Положение меняется в следующее царствование. При Бэннокберне (23-24 июня 1314 г.) рыцарство Англии по-прежнему атакует копейщиков шотландских шилтронов верхом (как и Эймер де Валенс при Лаудон-Хилле 10 мая 1307 г.). Но уже придается немалое значение лучникам – арбалетчики остались, но больше в составе гарнизонов – 18, и более 50 лучников, в Роксбурге 1311 г., 22 в Бристоле 1320 г.; сравним: 40 арбалетчиков и 19 лучников в трех гарнизонах Шотландии (1304 г.). Согласно Джеффри ле Бейкеру из Свинброка (его хроника написана в 1357-1360 гг.), англичане поместили при Бэннокберне конницу в первой баталии, лучников и пехоту – во второй. Далее он пишет – «фаланга лучников не заняла свое обычное соответствующее положение (locum aptum), но стояла позади вооруженных (armatorum), не с боку [т.е. на фланге], как обычно». И даже здесь, сообщает Барбор («Брюс», 1375 г.), они стреляли «столь часто, что если бы они продолжили стрелять, шотландцам пришлось бы туго».

The Inglis archeris schot sa fast

That mycht thar schot haff ony last

It had bene hard to Scottismen…

Как мы видим, Эдуард I (и его сын в иных сражениях) ставил лучников на флангах – в целом, ничего нового для английской тактики. Томас Грей Хитонский в своей «Скалахронике» подтверждает, что прием смешивания еще был незнаком англичанам в 1314 г.: «ибо они не привыкли спешиваться и сражаться пешими; тогда как шотландцы научились (этому) от фламандцев, которые до того при Куртрэ пешими разгромили могущество Франции».

Джеффри ле Бейкер подмечает, что англичане «большей частью привыкли сражаться пешими, подражая шотландцам, даже после Стерлинга» (имеется в виду Бэннокберн). И, несмотря на противоречащее утверждение в другом месте его работы, что Халидон-Хилл (1333 г.) был «первой битвой, где английские латники сражались в пешем строю, сознательно подражая шотландцам», ясно, что англичане начали спешиваться не позднее 1320-х годов. Французский поэт Эсташ Дешан замечает с издевкой, что эта мера должна была препятствовать бегству их с поля боя. Ланеркостский хронист заявляет, что подобный обычай (на шотландский манер) применялся при Бороубридже 16 марта 1322 г. (с другой стороны, он ничего не говорит о том, что это было каким-то образом нововведением). Рассмотрим подробнее тактику королевских войск в этой битве. Сэр Эндрю Харклай занял северный берег реки Эр, чтобы не дать переправиться через нее армии мятежных графов. Ланеркостская хроника: «и отправил в тыл коней своих, и поставил всех рыцарей и некоторых копейщиков [в основном это были хобилары] пешими [у моста]. … У брода он поставил прочих копейщиков шилтроном [пехотный полукруг шотландцев] по шотландскому обычаю (in scheltrum secundum modum Scotorum) для сопротивления всадникам и коням». Когда мятежники (Ланкастер тоже спешил часть своих для атаки моста, но конница пошла вброд) попытались пересечь реку, их встретили пики пехотинцев, поддерживаемых залпами лучников. Если верить Т.Ф. Тауту, лучники были смешаны с латниками. Итак, налицо первая составляющая английской тактики Столетней войны – спешивание латников, постепенный уклон в сторону оборонительной позиции в бою.

И, наконец, весь опыт военно-теоретической и практической мысли предыдущих лет принял окончательную форму в двух северных битвах начала правления Эдуарда III – Депплин-Мур (1332 г.) и Халидон-Хилл (1333 г.). В первой «шотландская» армия (в реальности, свиты Перси и Невилов, возглавляемые шотландскими баронами английской ориентации, изгнанными Робертом Брюсом) из 300-500 латников и 1000-2800 пехотинцев, включая лучников, перед лицом превосходящих сил противника (22000 шотландских латников и копейщиков) неизбежно была вынуждена перейти к глухой обороне. Латники спешились на гребне холма (оставив только 40 человек резерва верхом в центре), где стали лучники, менее ясно. Бридлингтонская хроника сообщает, что «расположили свои турмы [конные отряды, имеются в виду латники] (и) лучников так, чтобы атаковать параллельные (collaterales) вражеские клинья». Похоже, под столь изысканным стилем скрывается лишь то, что шотландцы поставили три своих шилтрона (под «клином», очевидно, следует понимать просто обозначение отряда) бок о бок. Так что ничто не указывает прямо на то, что лучники англичан стояли на флангах баталии и расстреляли шотландцев, когда те втянулись в бой с латниками центра (хотя таково общепринятое мнение). Скорее, англичане расположили на флангах латников (Жан ле Бель о кампании 1327 г. писал, что англичане стали 3 баталиями, и у каждой 2 крыла конных латников)! Тем не менее, и здесь сочетание усилий спешенных латников, лучников и резервного отряда конницы (также во время преследования многие опять сели на коня) принесло англичанам тактическую победу. Четыре графа, 12-18 баннеретов, все рыцари (кроме 14) и 800 эсквайров (по другим данным, 58-100 или более рыцарей, в иных источниках – всего 1200 латников) и множество пехотинцев остались лежать на поле боя. Англичане лишились только 33 латников, и ни один лучник не погиб!

В следующем году армия Эдуарда III и Бэллиола, вновь численно уступавшая противнику, поджидала шотландцев на своей оборонительной позиции на склонах Халидон-Хилла в двух милях к северо-западу от города (любопытная деталь: перед боем произошел поединок двух ратоборцев, причем шотландца сопровождал боевой пес). Вместо одной фаланги армия теперь делилась на три корпуса (традиционные три полка средневековых армий). Англичане спешились, отослали коней в тыл и выстроились тремя баталиями, лишь 200 латников позади их остались на конях в резерве. Лучники стояли на каждом фланге, возможно, отдельными отрядами. Шотландцы двинулись на англичан четырьмя шилтронами. Они тоже спешили своих латников – согласно «Бруту», их лорды были «все пешими». Однако, пишет шотландский хронист Эндрю Уинтон, «они не учли территорию: ибо там была большое болотистое ложе устья реки между ними, с обеих сторон с крутыми возвышенностями [Халидон в высоту достигает 180 метров]. Они пришли вместе в эту большую долину, где им сначала пришлось спуститься с откоса, затем подняться до их врагов по склону, где один человек мог поразить троих; но этого они не могли предусмотреть заранее».

Атакующие были расстреляны английскими лучниками («метали стрелы столь густо, словно дождь на солнце») и побежали, преследуемые латниками, вскочившими на коней. В этой битве шотландцы лишились убитыми регента Дугласа, 70 баронов и баронетов (включая еще шестерых графов), 500 рыцарей и оруженосцев, нескольких тысяч пехотинцев, тогда как англичане заявили о потере одного рыцаря и шести пехотинцев – по другим данным, 14 человек, из них 12 лучников, рыцарь и эсквайр. Как справедливо заявляет написанный в Малмсбери Панегирик, шотландцы были «разбиты английскими лучниками».

 

Построение

Как отмечает Д.Уваров, роль рыцарей и копейщиков из главной превратилась во вспомогательную: теперь они служили опорой боевого порядка и развивали успех, достигнутый лучниками. Этим объясняется, почему английские рыцари спешивались: во время вражеской атаки они должны были статично ждать, вовлекаясь в рукопашную, только если противник оказывался в состоянии преодолеть обстрел лучников и ворваться непосредственно в расположение англичан. Однако, успех боевого применения стрелков заключался именно в сочетании с латниками. По отдельности они значили немногое, вместе – были грозой врагов. Это не означает, что англичане не умели сражаться верхом – примером тому служат стычки во время различных шевоше, и после победы бегущих преследовали тоже на лошадях. Но, несмотря на все тактические преимущества применения в бою конницы, способной «внушать страх, панику и бегство» пехоте, всадники редко использовались в битвах. (Одно из исключений – поражение при Боже, 1421 г., где латники Кларенса атаковали франко-шотландцев в конном строю, но были разбиты.) Некоторый подъем, впрочем, кавалерия пережила в XV столетии, когда изобретение опорного крюка для копья на нагруднике позволило держать оружие крепче и наносить им более сильные удары. Вдобавок утяжеление доспеха позволяло значительно снизить опасность лучников для латников. Отметим, что английские армии во Франции почти полностью состояли из конницы – и лучники, и латники имели лошадей (пусть даже только для передвижения), почему и стала возможной тактика шевоше. Мобильность англичан несколько снизилась лишь в XV веке, когда появляются и пешие лучники (ранее входившие почти всегда только в состав ополчений), и пешие латники (!).

Жан Фруассар упоминал, что в экспедиции против шотландцев 1327 г., столкнувшись с неприятелем, англичанам «приказали спешиться и снять шпоры, и выстроиться тремя баталиями». Спешились и при Биронфосе и «поместили всех своих лошадей и обоз в лесок за ними и укрепили его». При Нахере (1367 г.), пишет очевидец, «англичане и гасконцы спешились, и каждый стал в боевом порядке под своим знаменем и штандартом, готовый к бою». Относительно битвы при Креси, Виллани говорит, что все латники принца Уэльского были на конях. Фруассар – что все они были пешими, но упоминает о конных латниках, стоящих в стороне от баталии принца, предназначенных для атаки генуэзцев. Латники настолько привыкли спешиваться, что даже при Люссаке (1370 г.) Чандос атаковал французов в пешем строю, не имея с собой лучников. При Ариньесе (1367 г.) сэр Уильям Фельтон пошел в бой верхом, но пока он сражался с испанской конницей, его отряд спешился и оставался на холме. «Испанцы преследовали его со всех сторон, и метали в него копья и дротики. Они убили под ним коня, но сэр Уильям Фельтон отчаянно оборонялся пешим, как человек с львиным сердцем … (но) в конце концов, был убит».

Сойдя с коней, англичане стояли в очень тесном строю, плотнее, чем у французов. Фруассар говорит, что при Ножан-сюр-Сен (1359 г.) «они держались столь близко друг от друга, что их не могли разбить». И в Бою Тридцати (1351 г.) англо-бретонцы сражались плечом к плечу, так что французы не могли разъединить их. Что до глубины построения, то при Азенкуре она составляла четыре шеренги, но, вероятно, при наличии большего числа людей, строй был глубже. Полагают, что при Креси лучники были построены в два, местами в три-четыре ряда, латники – в четыре, местами в два ряда (хотя существует точка зрения, что и в шесть рядов). Поскольку лучники стояли на склоне холма, задний ряд мог стрелять поверх голов переднего, по крайней мере, при стрельбе навесом. Как уже говорилось, на флангах строя английских латников становились отряды лучников. По мере освоения новой тактики в английской армии непрерывно увеличивалось соотношение лучников к латникам. Обычно солдат ставили перед лесом (как при Морле, 1342 г.) либо за живыми изгородями или между ними, чтобы коннице сложнее было зайти с флангов или тыла. При Пуатье англичане стояли за изгородью, среди зарослей, виноградников и кустов колючего кустарника, окружавших их. Левый фланг англичан опирался на болото, а на правом они расставили свои повозки для обороны. При Креси тоже использовали разновидность вагенбурга, но похоже, что лишь для обороны самого обоза (Нормандская хроника: «вышли из-за своей повозки»).

Важной особенностью новой английской тактики стало и широкое использование полевых инженерных заграждений: канав, волчьих ям. Они замедляли вражескую атаку, увеличивали время обстрела и, в то же время, повышали устойчивость обороны, если противнику удавалось приблизиться вплотную. (Лишний раз доказывает то, что англичане не были уверены в том, что противника удастся удержать одной только «огневой мощью».) Иногда впереди строя вырывали небольшие ямы (или ров) и замаскировывали их травой (Морле, Ардр, Форминьи), вероятно, переняв этот опыт у тех же шотландцев. «Поделали ям [вариант перевода: «волчьих ям», foveas] и рвов вокруг себя» (Генри Найтон о Морле). Судя по тому, что К. ДеВрайс доказал, что лучники при Морле отнюдь не играли решающей роли (и, возможно, даже за луки не брались), эти препятствия оказались спасением для маленькой английской армии. Тот же Найтон называет английскую позицию «узкой пещерой» - с флангов и впереди пехоты ямы и рвы, позади лес. Согласно ле Бейкеру, даже при Креси англичане «выкопали множество углублений в земле рядом с их передней линией, каждое один фут [30,48 см] глубиной и один фут шириной, так что если бы французская конница приблизилась, их лошади оступились бы в ямах». Однако, Г. де Вальи в своей монографии указывает, что в ходе аэрофотосъемки не было обнаружено следов подобной меры предосторожности. При Пуатье лучники сооружали «рвы и изгороди кругом себя» (Фруассар).

Такой же мерой предосторожности там, где не было кустов и рва, являлись колья, которые лучники забивали (свинцовыми кувалдами) в землю перед собой. Впервые они появились в кампании 1415 года. Как уже отмечалось, возможно, что прообразом подобных заграждений (по выражению М. Беннетта, «мобильной версии лесов и изгородей») стали колья турецкой пехоты при Никополе. Это доказывает, что англичане считали угрозу кавалерии достойной еще одной оборонительной меры. Иногда полагают, что колья изобрел герцог Йорк, опираясь на опыт Никополя (впрочем, известно лишь то, что именно Йорк велел их делать). «Каждый лучник поместил перед собой кол, заостренный на обоих концах» (Ангерран де Монстреле) «для защиты» (Тит Ливий), и Сен-Реми добавляет, что «земля была столь мягкой, что сказанные колья упали». Английский источник указывает, что еще 17 октября 1415 г., при известии об ожидаемой атаке конницы, король велел, чтобы отныне каждый лучник (армия тогда стояла в лесах близ Альбре, так что проблем с материалом не возникло) обеспечил себя колом:

На основании сведений, полученных от пленных, по армии разнесся слух о том, что вражеские военачальники назначили особые отряды рыцарей, численность в несколько сотен и сидящие на бронированных конях, прорвать строй и сломить сопротивление наших лучников, когда сойдутся с нами в бою. Посему король повелел, чтобы каждый лучник по всей армии приготовил для себя кол или древко, будь то квадратное или круглое, но длиной шесть футов, достаточной толщины и заостренное на обоих концах. И он приказал, чтобы, когда бы французы ни приблизились с тем, чтобы вступить в бой и прорвать их ряды такими отрядами всадников, все лучники должны выставить свои колья впереди себя в линию, а часть – позади себя и между позициями первого ряда, одним (концом) воткнуть в землю в своем направлении, другим концом направить на врага на уровне пояса. Так что конница, когда, атакуя, подойдет близко к кольям, либо отступит в великом страхе, либо всадники и кони, позабыв о своей безопасности, подвергнутся риску налететь на колья.

(«Деяния Генриха V»)

При Азенкуре колья, вероятно, разместили только на флангах, где были лучники (хотя см. ниже). Немногие прорвавшиеся сквозь ливень стрел всадники повисли на «частоколах из кольев» (Жан де Ворен). Обычно лошадь отказывается брать подобное препятствие, но известно, что тогда не менее трех коней погибли таким образом. О густоте построения ничего не известно. Хотя каждый лучник вбил вперед собой кол, сомнительно, впрочем, чтобы они составили настоящую изгородь. Жан Лефевр и Ворен оба описывают лучников, выходящих из-за кольев, причем Лефевр упоминает некоторых французов, проскакавших между кольями. Приведенная выше цитата из «Деяний» только запутывает дело. Похоже, что, либо колья расставили с определенными интервалами, достаточными, чтобы пройти человеку, либо в «ограде» оставили промежутки.

Бургундцы и французы со временем тоже переняли обычай использования кольев. Перед битвой при Краване (1423 г.) решили, что каждый лучник должен обеспечить себя деревянным колом, заостренным на обоих концах, чтобы вбить в землю перед собой. Их забивали перед строем при Вернейле (1424 г.), у Божанси (1428 г.), при Патэ и Мон-Эпилуа (1429 г.), Клермон-ан-Бовуази (1430 г.), Форминьи (1450 г.). Кол деревянный, заостренный на обоих концах, длина его – примерно 6 футов (около 183 см), но в ордонансе графа Шрусбери указано капитанам велеть йоменам делать колья длиной 11 футов (335,3 см)! Правда, исходя из слов Тита Ливия, что при Азенкуре лучники дрались «заостренными кольями», версия о 6-футовом предмете кажется более заманчивой. Согласно одному источнику, в 1415 г. колья делали из древок луков, предварительно заострив с обоих концов.

Из вышеизложенного видны и недостатки английской комбинированной тактики, прежде всего, ее статичность. Это была тактика, рассчитанная на неподвижную оборону, причем на подготовленную оборону (учтем и то, что французы практически всегда превосходили численно англичан). Она была успешна, когда англичане имели время построиться надлежащим образом, желательно на возвышенности с флангами, прикрытыми естественными препятствиями. Если англичане успевали еще и выставить колья и прокопать канаву перед своим расположением, лобовая атака конницы на их расположение превращалась в самоубийство, да и шансы на успех атаки в пешем строю были очень невелики. Но для импровизированных встречных боев в ходе маневренной войны такая тактика была непригодна. Так, например, при Патэ французская конница авангарда обнаружила англичан и тут же «сломя голову» атаковала до того, как лучники Тэлбота вбили колья, обошла с обоих флангов, застав противника врасплох, окружив и уничтожив весь отряд. Тэлбот был тяжело ранен и оказался в плену. Затем такая же внезапная и неожиданная атака захлестнула солдат Фастольфа. Его силы, имея, вероятно, незначительное количество лучников, тоже были опрокинуты напором конницы и побежали. В итоге англичане потеряли до 2000 человек (согласно Монстреле, 1800 убитыми и 100-120 пленными, включая трех лордов), французские же потери – два-три погибших! Сознавая недостатки своей тактики, в сражениях XV в. англичане проявляют большую активность, Краван и Вернейль с их стороны были начаты наступлением, принесшим в конечном счете Солсбери и Бедфорду победу, но поражение Тэлботу при Кастийоне, в последней битве Столетней войны.

 

Лучники и проблема «herce»

Только Фруассар описывает построение английских лучников (но не всей армии!) словом «herce». Поскольку точное значение данного термина не ясно по сей день, имеет смысл процитировать все фразы, где он встречается:

- При Креси: «поставил своих лучников наподобие herce, а латников в основании своей баталии»;

- «и поставил лучников впереди в виде erce, и латников в основании» (Римский манускрипт);

- При Пуатье: «и поставил своих латников, перед ними своих лучников наподобие herce, которых нелегко было разгромить»;

- «впереди их два hayes [изгороди] из лучников наподобие herce» (Амьенский манускрипт).

Этимология слова «эрс» неясна, и принято считать, что так называлась средневековая борона (англ. harrow). Другое возможное объяснение – от французского «hericion» (ericius), «колючая изгородь», «живая изгородь». Часто встречаемый перевод «частокол» (например, в юмористичной статье А. Куркина, опубликованной в журнале «Para Bellum», № 9, 2000 год) представляется несколько неточным. В настоящий момент существует две гипотезы относительно внешнего вида такого построения. Большинство авторитетов (прежде всего Ч.У.Ч. Оман, А. Берн и Р. Харди) верят в V-образные (острием в сторону противника) клинья из лучников, выдвинутые вперед, на флангах прямоугольной баталии из латников в «прямых линиях». По мнению Берна (на мой взгляд, весьма сомнительному), помимо двух клиньев на флангах, имелись еще два клина лучников в промежутках между тремя полками латников в центре. Такой «стандартный» боевой порядок, по их мнению, использовался практически без изменений в период Столетней войны, включая Азенкур.

Клиновидную форму эрса лучников, похоже, подтверждает хроника Валансьенна: при Креси «две баталии лучников с обеих сторон в форме щита» (т.е. треугольника). Ярый сторонник длинного лука, военный теоретик и опытный солдат времен Елизаветы I сэр Джон Смит (1590 год) дает некоторые детали (хотя он ошибочно полагал, что эрс составлял один клин, а не два смежных клина). Он описывает его как «широкий по фронту и узкий на фланге, так как, например, если по фронту 25, 30, 35 или более лучников, фланги состоят лишь из семи-восьми рядов максимум. И причина такова: ибо, если они поставят больше рядов, чем 7 или 8, задние ряды лучников потеряют большой участок территории при залпах их стрел на врагов, … как и вид из задних рядов будет закрыт столь многочисленными передними рядами». Он добавляет, что такие «hearses» (в английском произношении «хирс», тогда как во французском языке начальная литера h не читается) помещались «или впереди своих вооруженных пехотинцев, или где-нибудь на флангах под углом к своим баталиям, или иногда как впереди, так и на флангах» (как в Столетнюю войну).

Преимущества подобного построения таковы. Во-первых, атакующие войска под ливнем стрел имеют тенденцию поворачивать от лучников и, таким образом, идут прямо на ожидающих этого латников. Во-вторых, оно помогало лучникам обстреливать противника продольным огнем, когда тот приближался и вступал в бой с теми же латниками. Ле Бейкер замечает, что, располагаясь на флангах, стрелки не закрывали латников, не встречали неприятеля в лоб, но могли задеть его перекрестным огнем. Кроме того, эрс не лишал маневренности солдат (недаром Э. Э. Виолле-ле-Дюк сравнивал их со стрелками-тиральерами Наполеона I). Как писал Д. Моррис: «Лучников не считали живыми манекенами; они могли вытягиваться в линии, параллельные своим латникам, беспокоить неприятеля, когда тот подходил, или своими раздражающими залпами заставляли его приблизиться, а затем отступали в свое клиновидное построение, когда его атака нажимала на них».

В подлинности этой версии недавно усомнился Д. Брэдбери (из последних работ, обе версии проанализированы с соответствующими диаграммами в статье М. Беннетта). Начнем с того, что Фруассар использует данное выражение лишь при описании Креси и Пуатье, т.е. только двух битв, тогда как историки почему-то сочли необходимым применить подобное построение стрелков для всех сражений Столетней войны. Источниками Фруассара (он родился около 1335 г.) служили сочинение Жана ле Беля, описавшего Креси, и устные рассказы участников и современников обоих битв, причем если первая редакция его Хроник действительно не избежала известного «англофильства», то третье «издание», завершенное на склоне лет, гораздо более благосклонно настроено именно к французам.

Итак, Фруассар пишет – «наподобие herce» (см. цитаты выше). По мнению Брэдбери, похоже на то, что хронист считал подобное построение весьма необычным, и, хотя однажды попытался найти для него синоним («два hayes лучников … наподобие herce»), немногим прояснил ситуацию. Предположим, что Фруассар действительно имел в виду под herce «борону». Но хотя принято считать борону XIV века треугольной, современных изображений, доказывающих это, не обнаружено. Напротив, по меньшей мере, в трех рукописях XIV-XV столетий, изображена борона прямоугольной или близкой к тому формы. Явно Фруассар не имел в виду, что лучники стояли в боевом порядке, внешне напоминающем борону-прямоугольник. Быть может, он указывает на зубья данного инструмента? Дюканж полагает herce подсвечником – непонятно, как могли лучники выстроиться «наподобие подсвечника», но и здесь нет никакого намека на треугольник. Наконец, как указано выше, еще одним вариантом перевода можно назвать «изгородь» (в смысле: живая изгородь) – возможно, указания на колья, расставленные лучниками (впервые они упоминаются только в 1415 г., но известно, что их применял еще Уильям Уоллес при Фолкерке против английской конницы в 1298 г.) или какую-либо иную преграду.

Термин herce («наподобие herche») Фруассар использует в описании еще одной битвы, правда не связанной со Столетней войной – сражение при Никополе (1396 г.). «Все его [Баязида] войско было на крыльях, наподобие herche», состояло из множества пехотинцев, и оба крыла «были открыты вперед спереди и были закрыты сзади». И «оба крыла, которые были полностью открыты, когда христиане вошли бы в них, должны были закрыться». Не исключено (как считает М. Беннетт), что Фруассар подразумевает здесь под «herce» частокол из кольев, известный из других источников. Отсюда можно думать, что и впрямь подобное построение напоминало борону, когда лучники стояли свободно, на расстоянии друг от друга, глубиной несколько рядов

К сожалению, источники не всегда позволяют уточнить детали построения лучников (кроме того, что они были на флангах). Что касается Креси, цитаты из Валансьеннской хроники (которую, безусловно, читал Фруассар, уроженец этого города) и самого Фруассара приведены выше. Из них ясно, что по отряду лучников поставили на каждом фланге, выдвинув вперед. Джеффри ле Бейкер: лучники стояли «не на глазах (coram) у латников, а с боков (lateribus) королевского войска, распростершись подобно крыльям (ale), и вследствие этого не мешали латникам и не сходились с врагами в лоб, но в бока поражали стрелами». Фруассар отмечает, что граф Алансонский проскакал мимо лучников, но встретил «большую изгородь (haie) из лучников и латников» (т.е. часть их была на флангах, но не все). И при Пуатье «англичане образовали два крыла из своих лучников по бокам своей баталии» (Нормандская хроника), «с обеих сторон» (Герольд Чандоса), и Виллани подтверждает, что лучники были справа и слева. Т.е. два отряда лучников стояли на флангах двух баталий (в линию) Солсбери и Уорвика, тогда как принц с резервом, похоже, из одних латников. Однако, похоже, что часть стрелков защищала еще изгородь на правом фланге французов, и в ходе битвы Оксфорд был временно отослан на фланг с отрядом лучников.

Несколько больше сведений сохранилось о построении англичан при Азенкуре. Отметим, что здесь несколько лучников оставили охранять обоз и отряд их (якобы 2000) Генрих выслал вперед на левый фланг, вероятно, чтобы те тайно пробрались через лес Трамекура и под прикрытием изгородей угрожали правому флангу французов. Что касается основных сил, то большинство историков верит, что лучники стояли наподобие herce, хотя ни один источник не упоминает этот термин.

Однако, «Деяния Генриха V», хотя и не используют слово herce, но содержат любопытную фразу: «он расположил (intermisisset) клинья лучников (cuneos sagittariorum) между каждой баталией (aciei) и заставил их вбить свои колья впереди себя» (вспомним гипотезу А. Берна о треугольных клиньях между баталиями). Если буквально воспринять это выражение, можно полагать, что при Азенкуре клинья (напоминаем, что «клин» - обозначение отряда, а не его построение) лучников находились и в глубине строя. И ранняя редакция «Брута Англии» сообщает (если можно довериться переводу), что при Халидон-Хилле «каждая баталия английского войска имела два крыла добрых лучников».

Но все прочие источники единодушно сообщают о размещении английских лучников при Азенкуре только на флангах, т.е. в обычной манере. По словам Томаса Уолсингема («Хроника Сент-Олбанса»), Генрих «направо же и налево велел идти вперед лучникам». Жан Лефевр, сир де Сен-Реми (очевидец с английской стороны) сообщает, что в битве «с обеих сторон от латников были лучники» и что Эрпингем «поставил их впереди двумя крыльями (elles)». В хронике монаха из Сен-Дени король говорит: «Мы должны ждать пешими, сомкнув ряды, не разделяя наше войско», с латниками в центре, а «с обеих сторон латников были лучники». Наконец, Жан де Ворен (сражался при Азенкуре на стороне французов) видел, как французская конница на флангах пыталась «прорвать два крыла (hesles) лучников-англичан», выставивших перед собой колья. Сам автор «Деяний», описывая сражение, говорит, что стоявшая на флангах французская конница атаковала «наших лучников с обеих сторон нашего войска», что только там стояли колья, и что конница проскакала «между стрелками и рощей».

Итак, очевидно, что и при Азенкуре лучники стояли только на флангах, защитив себя кольями. Поэтому, возможно, что intermisisset надо переводить как «смешал», а cuneos – в общем смысле, как «отряды». Т.е. получается, что Генрих V просто «смешал отряды своих лучников с каждой баталией (латников)». Учитывая, что лучников раз в пять больше латников, данное выражение приобретает смысл. Быть может, в центре было немного стрелков, буквально перемешанных с прочими воинами (хроника Трамекура у Маза описывает короля, стоявшего за лучниками, и монах из Сен-Дени полагает, что стрелки окружали короля), быть может, даже с кольями (правда против пехоты они были бы бесполезны).

Итак, думается, что на сегодняшний день версия Д. Брэдбери представляется более предпочтительной. То есть, лучники стояли только на флангах боевого построения (обычно из одной-трех баталий латников в линию), причем выстроены были не V-образно, клином, острием в сторону противника, а обычными прямоугольниками, хотя и выдвинутыми вперед и имеющими возможность вести анфиладную стрельбу (в бок атакующим). С другой стороны, то обстоятельство, что часть лучников при Креси и Азенкуре стояла, вероятно, и в центре, возможно, придает определенную (впрочем, весьма гипотетическую) достоверность и версии полковника А. Берна о клиньях лучников между баталиями латников.

 

Эффективность лучников

Продолжительный, сконцентрированный ливень стрел, «летавших в воздухе столь густо, словно снег, с ужасным шумом, подобно буйному ветру, предшествующему буре» наводил ужас на врагов. При Нахере лучники «стреляли гуще, чем зимой идет дождь», пишет Герольд Чандоса. Предельная дальность и скорострельность длинного лука в разных работах трактуются неодинаково. Вероятно, максимальная дальность с самой легкой стрелой составляла около 300 ярдов (примерно 270 метров, или около 240 метров, по мнению Г. Риса). В 1590 г. сэр Роджер Уильямс жаловался: «Из 5000 лучников и 500 не умеют толком стрелять … немногие, а то и вовсе никто, не нанесет рану с 12 или 14 двадцаток». «Двадцатка» это 20 ярдов (18,3 м), т.е. лучники конца XVI века, когда это искусство приходило в упадок, с трудом стреляли на 220-260 метров.

Эффективный огонь велся с расстояния в 200 ярдов (около 180 м), хотя в 1550 г. стрелой пробили закаленную балку дюйм толщиной с примерно 250 ярдов (приблизительно 230 м). Современные испытания показали, что лук с силой натяжения в 100 фунтов (по подсчетам Р. Харди, 100-180 фунтов, 45-80 кг, для длинного лука) мог метнуть бронебойную стрелу (бодкин) на 240 ярдов (где-то 220 м), а стрелу-бродхэд – примерно на 200. В этом отношении лук уступал арбалету (максимальная дальность 340-345 метров, дальность прямого выстрела 210 ярдов, примерно 190 м), но превосходил его в скорострельности. Роберт Харди замечает, что стрелок мог выпустить 15 «сносно нацеленных стрел» в минуту. Несомненно, физически возможно сделать 6 прицельных выстрелов в минуту, и большинство историков признают именно такой темп стрельбы, хотя Харди говорит о 10, а К. Фоулер даже о 10-12 выстрелах. Арбалет же за это время можно было разрядить в неприятеля лишь один-два раза. И хронист Джованни Виллани говорит, что длинные луки выпускали три стрелы на каждый арбалетный болт (при Креси). Таким образом, 3000-4000 лучников за ту минуту, в течение которой к ним приближался строй вражеской конницы, могли выпустить до 40 тысяч стрел на фронте всего в километр (не случайно хронисты сравнивали такой обстрел со снегопадом или тучей). При столь плотной стрельбе «по площадям» ошибки отдельных стрелков компенсировали друг друга, и едва ли не каждый из нескольких тысяч вражеских всадников получал несколько попаданий. Причем стрелы, падая под углом около 45 градусов, поражали не только передний ряд спереди, но всю глубину вражеского строя, включая и хуже защищенные задние ряды. В битве при Обероше (1345 г.) при первом же залпе 600-800 английских лучников сразу упало свыше 1000 французов (по словам Адама Муримита), выскочивших без лат из палаток.

Таким образом, увеличение количества лучников привело к качественным изменениям: как выразился более поздний французский хронист Филипп де Коммин, «в битвах нет ничего важнее их на свете, но только если они сильны и в большом количестве, потому что когда их немного, они бесполезны». Главный упор делался на скорострельность. Р. Харди полагает, что в сражении при Креси англичане выпустили примерно 500000 стрел. Конечно, долго поддерживать такой темп лучники не могли – каждый стрелок носил с собой в битве только пару связок из 24-30 стрел (пук) каждая, хотя всего у него могло быть до сотни стрел, если учесть хранившиеся в обозе. Но этого и не требовалось. Монах из Малмсбери пишет, что «после третьего или четвертого, самое большее шестого натягивания луков люди знали, какая сторона одержала победу». Т. е., чтобы сорвать атаку, требовалось от трех до шести залпов. Стрелы могли собирать в перерывах между схватками, и при Пуатье, согласно Бейкеру, после разгрома двух первых французских «войск» лучники «поспешили вытащить свои стрелы из тех бедняг, кто был еще полужив». Фруассар пишет, что при Креси пешие «валлийцы и корнуэльцы», вооруженные «большими ножами», смешавшись с лучниками, собиравшими свои стрелы, беспощадно убивали спешенных и лежавших на земле французских рыцарей. Вместе с хобиларами валлийцы позднее произвели «зачистку» поля битвы. Французские рыцари всегда «находились в большой опасности из-за лучников и валлийцев» (Фруассар), не имевших обыкновения «куртуазно» брать дворян в плен – они их просто убивали. Впрочем, и при Азенкуре Генрих V хладнокровно велел перебить всех пленных.

Стрелы «не оставляли не задетыми незакрытую латами часть тела человека либо лошади» (Креси). Но жизненно важные органы рыцаря в латах были малоуязвимы для стрел. Поэтому уже Д. Киган усомнился в том, что лучники, в сражениях XIV-XV вв. перестреливавшиеся со стрелками противника или стоявшие на флангах собственной пехоты, могли нанести врагам столь огромный урон, приписываемый им некоторыми историками. Как он заявил, немного свидетельств есть тому, что лучники, вынужденные стрелять под крайне кривой дугой, чтобы покрыть расстояние между собой и противником, и тем самым неспособные пробить доспех, могли причинить больше вреда, чем убить нескольких лошадей и ранить еще меньшее число людей.

Стрела из длинного лука могла прошить кольчугу, даже конечности воина в пластинчатом доспехе, но не корпус или голову, если только она не была выпущена под углом в 90?, что случалось довольно редко. Во время испытаний П. Джонса, «под углом 45° материал [мягкая стальная пластина толщиной 1,5 мм] вытек вперед, но назад только на одной стороне, и отверстие было меньше. Под углом 60° стрела проделала дыру, но приложенное напряжение сломало кончик наконечника [стрела-бодкин] и основная часть срикошетила. Под углом 70° снаряд срикошетил, не пробив броню». Отсюда, заключает К. ДеВрайс, «задачей лучников было просто уменьшить и привести в замешательство атаку нападающих, так чтобы она обрушивалась на пехоту в подорванном и относительно беспомощном состоянии».

Другое дело, что действительно закрывающие все тело доспехи стоили целое состояние и были недоступны простым рыцарям, не говоря уже о сержантах и оруженосцах. Да и шотландцы в массе своей не носили защитного вооружения. Поэтому многочисленные несмертельные ранения были неизбежны. Стреляли поэтому прежде всего по лошадям. Броню обычно имели только кони первого ряда, причем в большинстве случаев защищены были только грудь и голова. Круп защищала только стеганая попона, и то не всегда. Задние ряды не имели защиты лошадей вообще. В принципе лошадь обладает достаточно высокой живучестью, и обычно требуется много ранений стрелами, чтобы ее убить, однако достаточно одного серьезного попадания, чтобы лошадь начала биться под всадником и атака оказалась сорванной.

Ч. Оман пишет: «Но самым верным средством сделать всадника ни на что не годным было стрелять по лошади, и стрелки скоро выучились этому. Лошади не имели защиты, или только частью были защищены на голове и груди железными пластинками. Они представляли прекрасную и большую цель. Перебить или ранить много лошадей значит уничтожить атаку какого угодно количества рыцарей. Падавшие разрывали линию; но хуже были раненые; они поворачивались назад, метались во все стороны «с торчавшими в них стрелами», уносили с поля битвы своих всадников и мешали или опрокидывали даже тех, у кого лошади не пострадали. Фруассар рассказывает, что часто целый фронт атакующего эскадрона уничтожался, лишь только на коротком расстоянии в него стреляли. Раненых было больше, чем убитых; некоторые даже не были и ранены, а просто внезапное замешательство и остановки пугали лошадей и они выбрасывали рыцарей из седел, так что линия превращалась в смешанную кучу брыкающихся и бьющихся лошадей и людей, более или менее удачно старавшихся стать на ноги. После нескольких залпов и нескольких неудачных попыток подойти к врагу, все поле пред фронтом стрелков было завалено такими кучами убитых и раненых людей и лошадей (здесь Оман, следуя за изысканным стилем средневековых авторов, несколько преувеличивает – Авт.), так что следующие эскадроны не могли уже идти в атаку».

Тем не менее, огромные потери конского состава французов и испанцев в битвах Столетней войны – непреложный факт. Так, при Креси было убито 17 лошадей под 17 (!) латниками под знаменем виконта Меленского. Упоминаются 24 лошади, «павшие и потерянные» с 6 августа по 5 сентября 1346 г. («как в битве при горе Креси …, так и прочие»), у 24 латников роты канцлера Флота. Жан ле Бель пишет, что лошади в той битве падали, «и громоздились, словно куча свиней». Монстреле говорит, как при Азенкуре лучники «столь жестоко обращались» с французскими конями, что те, «став от боли проворными, понеслись (назад) на авангард и привели его в величайшее замешательство, прорвавшись сквозь строй во многих местах». Из 800 кавалеристов, атаковавших тогда на левом крыле, только 140 дошли до английских позиций. С другой стороны, при Пуатье конные французы сидели на бронированных конях, «предлагавших лучникам в качестве цели лишь свои лопатки, которые были хорошо защищены стальными пластинами и кожаными щитками, так что нацеленные на них стрелы либо раскалывались, либо рикошетили ввысь, падая равно на друзей и врагов». Заметив это, граф Оксфорд отвел лучников вбок и велел стрелять по незащищенному лошадиному крупу. Раненые кони сбрасывали седоков и мчались в панике сквозь ряды своего войска. Те немногие воины, кто доходил до английского строя вплотную, сталкивался с поджидавшими их латниками и пехотинцами.

Когда нападающие подходили слишком близко, лучники прекращали стрельбу и брались за холодное оружие. Очевидец (Лефевр) описывает, как лучники при Азенкуре ««оставили свои колья, бросили на землю луки и стрелы и, схватив свои мечи, топоры и другое оружие [а именно кувалды, секиры и алебарды, добавляет Элмхем], совершили на них вылазку, и … перебили и покалечили французов». Или ле Бейкер о Пуатье: «Летающие копья низвергались с блестящих щитов, их острия разили подобно молниям. Тогда грозное сборище арбалетчиков затмило небо густой мглой болтов, и с английской стороны ответили дождем стрел лучники, которые теперь были ужасно разъярены. Ясеневые дротики летали по воздуху, встречая врага на расстоянии, и плотные ряды французских войск, защищая свои тела соединенными щитами, обратили свои лица от метательных снарядов. Так что лучники напрасно опустошили свои колчаны, но, вооружившись мечами и щитами, они атаковали тяжеловооруженного неприятеля».

Заметим, что французы быстро догадались о преимуществах павезы (крупный пехотный щит с желобом) против английских стрел. При Ножан-сюр-Сен французская пехота «пробилась сквозь линию лучников и рассеяла их; так как их щиты были столь прочными, что стрелы не оставляли на них следов». И при Кошереле (1364 г.) лучники «стреляли неистово вместе, но французы были столь хорошо вооружены и имели столь сильные павезы, что им нанесли мало вреда … и ворвались в (ряды) англичан и наваррцев». А при Орэ «английские лучники стреляли хорошо, но их стрелы не причиняли вреда, ибо французы были хорошо вооружены и закрывались щитами от них». Так что лучники были отнюдь не так всесильны, как мы привыкли думать. И еще раз подчеркиваем, что успех их боевого применения заключался именно в сочетании с латниками.

Отметим, что лучников своих англичане ценили (тем более, что их и было то немного, максимум 20-25 тысяч на всю Британию). В 1365 г. им было запрещено покидать Англию без разрешения, а в 1357 и 1369 гг. правительство воспретило и вывоз луков и стрел с острова, неоднократно издавались указы, предписывающие подданным возобновить «полностью заброшенную» (инструкция 1363 года!) практику стрельбы из лука.

Сигналы музыкальными инструментами

Жан ле Бель писал об армии Эдуарда III, что в ней первый звук трубы означал, что надо седлать и уздать лошадей, второй – что воины должны надевать доспехи и вооружаться, и третий – что они должны садиться на коней и становиться в строй каждый под свое знамя. И, сообщает «Брут Англии», при Халидон-Хилле «английские менестрели гремели в свои барабаны, трубы и волынки; и шотландцы издали свой ужасный боевой клич». В балладе о отвоевании о-ва Мэн у шотландцев графом Солсбери (при Эдуарде III) припев звучит так:

Drummes striking on a row,

Trumpets sounding as they goe,

Tan-ta-ra-ra-ra-tan.

И Фруассар сообщает, что перед Нахерой Черный Принц велел, «чтобы по первому звуку трубы всяк должен одеться, и по второму вооружиться, и по третьему вскочить на коня и следовать за знаменами маршалов и значком Св. Георгия, и чтобы никто под страхом смерти не выступал впереди их без приказа» В ночь перед битвой при Азенкуре оба войска укрепляли свой дух звуками труб и тромбонов, «дабы увеселять себя», и хронисты (Монстреле) всерьез жалуются на то, что у англичан инструментов было больше, а посему настроение у французов было подавленное. Имелись и волынщики. Хотя статут Килкенни запрещал ирландцам играть на боевых волынках, очевидно, их применяли ирландские контингенты английской службы, да и Ричард II в 1377 г. содержал 4 волынщиков.

В 1327 г. Эдуард III «отдал строгий приказ, чтобы никто ни выходил вперед знамен, ни двигался вообще, пока не прикажут». И в битве при Креси армия строго соблюдала отданный накануне приказ не покидать строй и не брать пленных. Численное превосходство практически всегда было за французами, но моральное преимущество оставалось за англичанами, начиная с побед 1340-х годов. «Он (британский народ) опрокинул старинную военную славу французов победами столь многочисленными, столь неожиданными, что те, которые в былые времена уступали презренным шотландцам…, так разорили целиком и полностью все королевство огнем и мечом, что мне, проезжающему недавно через него, трудно было убедиться, что то была страна, которую я видел прежде» (Франческо Петрарка). И до появления Жанны д’Арк, говорил знаменитый Дюнуа, англичане, «уверяю вас, с 200 своих гнали 800 или 1000 наших».

Одного громкого клича, который, «к великому изумлению французов» (Монстреле) англичане издавали перед тем, как шли в бой, иногда было достаточно, чтобы отпугнуть неприятеля. Так случилось в 1428 г., когда это «смертоносное ура англичан» остановило штурм одной из их позиций под Орлеаном. И Монстреле говорит, что при Вернейле их громкий крик «очень встревожил французов». Но с 1429 г., по словам того же Дюнуа, «англичане … не могли противостоять, невзирая на всю их мощь, 400 или 500 французам; они были загнаны в свои крепости, где нашли убежище и откуда не осмеливались выходить».

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

2 ЛЮБИТЕЛЬ:

 

да что вы все к исключениям придираетесь:) Кто-нибудь кроме англичан повторил эту тактику? Нет и никогда. Да и у англичан армия была конной лишь сражалась спешенной :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

Конкурс

Нужно написать о нашем сообществе 4-5 предложений. Шлите в ЛС Золду.

Какие то важные ссылки

Ждем предложений о том какие ссылки нужны ниже.

Конкурс

Нужно написать о нашем сообществе 4-5 предложений. Шлите в ЛС Золду.

Конкурс

Нужно написать о нашем сообществе 4-5 предложений. Шлите в ЛС Золду.

×

Важная информация

Политика конфиденциальности Политика конфиденциальности.