игровые новости

Обзор

Game of Thrones дневник №5: остаться в живых

Рейтинг:  1 / 5

Звезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Добро пожаловать в дневник Игры престолов, где  Рик играет за Эддарда Старка и пытается остаться в живых в великолепнейшем моде Game of Thrones для Crusader Kings 2. Данный дневник может содержать спойлеры из книги и телесериала. Пропустили остальные части истории. Вот вам часть первая, вторая, третья и четвертая [переводы будут добавлены позднее].

Game of Thrones diary №5: staying alive in Crusader Kings 2 Westeros 

Правила Рика: 

1.Играть правителем Севера, Недом Старком.
2.Не умирать.
3.Чести нет, только предательства.
4.Я действительно не хочу умирать, пожалуйста

Моя жена попыталась убить меня, но это нормально.  Моя избранница Мия Стоун, незаконнорождённая дочь короля Роберта Баратеона, которая призналась мне в любви — поскользнулась и подсыпала яд не в тот кубок. Она, быть может, пытается убить ещё кого-то в замке. Невинный проступок. Абсолютно невинный проступок, при отсутствии каких-либо проблемных ассоциаций за моё правление крупнейшей державой Вестероса.

Думаю, пора ненадолго взять отпуск вдали от Вестероса. К счастью, Арья сфабриковала для меня претензии на Близнецы, что на юге. Этот клайм даёт мне право пойти войной для контроля региона, и, так как я дважды подонок на поле боя, я поставлю себя во главе объединённой армии и поведу войска в бой. Таким образом, я выберусь подальше от дома от возможных отравлений. Остается надеяться, что, когда я вернусь, не застану груду тел и стоящую подле них Мию: «Это всё  волки».

Надо сказать, Арья - гений. Да, конечно, она «гений», потому что так написано в её листе персонажа;  гениальность даёт приятные бонусы к её главной статистике, но она также гений в сфабриковывании претензий на Близнецы. До этого я поставил выполнять это задание Русе Болтона, несмотря на то, что это один из самых двуличных людей в Вестеросе. С задачей он не справился. В начале года я освободил Русе от этой должности и поставил на его место свою драгоценную дочь. Русе занимал должность пять лет; Арье потребовалось шесть месяцев для подготовки «клаймов». Единственное, с чем справился Русе — его собственная смерть от сильного стресса.

«К тому же, как ни странно,
Арью сопровождает
большой бурый медведь»

Моя дочь становиться одним из самых крутых персонажей в игре, все об этом знают. Она постоянно получает предложения руки и сердца, и как отец, я выбираю те, на которые она ответит «нет». Вот их список: мало того, что все они слишком смирны, в случаем с Нарбертом Вентом имеет место быть ещё и глупое имя – Арья слишком полезна, чтобы её потерять.

Если она выйдет замуж, то переедет в другой замок, а я потеряю тайного советника гораздо более умного и подлого, чем Болтон. К тому же, как ни странно, Арью сопровождает большой бурый медведь, как вы, я уверен, вы знаете, готовый всегда помочь в битве. Помимо нёго, с ней Дейенерис (замужем за моим сыном Роббом) и ребёнок Бэтмен (хорошо обучаемый Арьей). Я имею все шансы стать гегемоном Вестероса в окружении гениальных женщин в течение следующих десятилетий. Спасибо моим превосходным генам и хорошим бракам.

Брачная система в Crusader Kings II внимательна к реалиям XII века, так что, если женщина замужем за мужчиной выше себя титулом, она живет у него. Вот почему Бран - второй претендент на мое место после Робба, хотя ещё не полный лорд - он уехал жить со своей женой, леди Пиа из Долины, и поэтому же жена Джона Сноу сейчас проживает в моем доме.

Она умна, но всего лишь придворная — удар по престижу династии.  Хуже того, что её зовут Эддара. Совсем как Эддард. Уже это делает меня, свадебного организатора, сумасшедшим эгоистом. Похоже, Джон счастлив, и, видимо, когда я нападу и захвачу его земли, станет ещё радостнее.

Я созвал со всей страны. В CKII армии набираются из крестьян, а не из профессионалов, а учитывая размер моей страны, войскам потребуется несколько недель, чтобы достигнуть юга. Местом сбора я назначил Сероводье, на границе с Близнецами. После этого я мог немного отдохнуть. По прибытии армии, я стал во главе неё и открыл меню дипломатии.

«Я объявляю войну
по «клаймам» на Близнецы:
клаймы — это полная чушь!»

Пункт «Объявить войну» был серым. Я навёл на него курсор. Всплывающая подсказка услужливо сообщила мне, что я не могу начать войну, покуда мои войска подняты.

По домам, ребята! Я понимаю, что для атаки замка придётся форсировать реку, да, я понимаю, что вы месяц шли сюда, и что некоторые из вас живут на другом конце страны. И да, когда вы прибудете домой, я сделаю Вестероскую версию телефонного звонка и вы опять придёте сюда. Но правила есть правила.

Я остался в Сероводье, пока мои войска распускались. Старые Боги, знаю: я не хочу возвращаться в одно ложе с отравительницей Мией и открывать меню дипломатии снова. Пока что я могу посмотреть на те опции, что позволяют мне объявить войну на основе «клаймов» на Близнецы: «клаймы», запомните, это такая чепуха.

Близнецы находятся под управлением Эдвина Фрея. Формально я побеждаю его, но мои соучастники потратили пять лет на безделье. Я сделал себе напоминание - посадить Арью вместо него, когда разберусь с землями Фрея, но не ему я должен объявлять войну. Эдвин — вассал лорда Речных земель - титула, который переходил из рук в руки с того момента, как дом Талли восстал против Роберта Баратеона в ранние годы моего правление. Клик на Риверран - и я нахожу его нового правителя, Дункана Вента, отда Нарберта.

Венты — ничтожества, и я не испорчу каких-либо важных союзов противостоянием с Дунканом. Моя единственная проблема - время, которое будет потрачено на марш моих армий по континенту, и которое будеть оставлено силам Речных Земель для того, чтобы занять мои южные регионы.

Не важно. Моя единственная важная провинция здесь — Нэк, удерживается Мирой Рид, которая ненавидит меня (недавно я отрезал голову её отцу). Я объявляю свою войну, немедля созываю войска, которые собираются в садах Миры перед тем, как пойти на юг.

Мне не нужно идти далеко, что встретить противника: силы Дункана Вента сидят у Близнецов. Какое-то время у него больше людей, чем у меня - около пятнадцати тысяч воинов Поречья против моих десяти, собранных с южных областей Севера. С Недом во главе с одной стороны и Бендженом Старком - ещё одним превосходным командиром - с другой соединения Дункана вскоре разбиты.

«Я могу поразить его
ударом клинка в шею
или взять в плен»

Выходя в поле, я вижу Дункана между пик и лошадок, в сражении. По крайней мере, так мне сказало меню битвы — в CKII экран сражения не ахти какой на предмет эпичности схватки. Меню дает мне возможность позволить ему сбежать либо напасть на него. Я полагаюсь на недовский меч и проношусь бурей к боссу-Венту.

Надо отдать Дунку должное, он отбил множество моих ударов. Но Нед - один из лучших воинов Вестероса, так что после после того, как я сбиваю его с ног в четвертый раз, мне дают выбор - поразить его ударом клинка в шею или взять в плен. Решив, что мужчина, закованный в кандалы в моем подземелье, будет сговорчивее, чем голова, установленная на кол на стене моего замка, я оставляю его в живых, а солдат Вента заставляю поспешно отступить.

Венты сломаны, но у них есть несколько армий, разбросанных вокруг Речных Земель. Мои люди и я воют в предвкушении настоящей схватки с начала этого дневника, так что я устраиваю тур по лучшим локациям региона для уничтожения местной выпивки и взятия местных замков. Последним в моем "Топ-10 мест для разведения костра" стоит Риверран.

Я держал Дункана Вента на протяжении всего своего путешествия. Он - в цепях где-то среди моей свиты, которая состоялась, когда я прекратил убивать его генералов и укоротил линию наследования Дунка. Я могу требовать у него только Близнецов (хотя со своей армией мог бы захватить гораздо больше) - думаю, он скажет "да" немедля.

Он не сказал. Я продолжал жать в меню дипломатии, прося у него отдать мне Близнецы в обмен на безопасность его семьи и удовольствие обладания неотторгнутым титулом его светлости, но он просто не слушал. Я стараюсь, размахивая мечом и указывая на головы его горожан, уложенные стройными рядами, но Дунк по-прежнему непоколебим.

Итак, я беру его домой. Не в его дом - в мой. Я веду свои силы обратно - солдаты устали, армия поддается болезням и нехватке ресурсов, - и беру курс на Винтерфелл. Следом я перетаскиваю через границу Дункана. Тут он капитулирует, предлагает мне мир - деньги и (что самое главное) Близнецы. Я сразу принимаю его условия. Он — хороший приз, но Вент воевал хорошо, а я могу забыть свою первоначальную цель - стереть Фреев с лица земли.

«Я отправляю Супер-Арью
фабриковать права»

Я отдаю Близнецы Джону Сноу. Он - приемлимый командир, и это должно помочь ему побороть свое блеянье. Далее по списку к Фреям я хочу забрать их земли себе.

Как и прежде, я посылаю супер-Арью фабриковать права на них. Как и прежде, на это у неё уходит около 13 минут, после чего у короля на столе достаточно "доказательств" моего права на провинцию. Подумать только, она сумела убедить правителя Вестероса, что Старки имеют больше прав на Фрейленд, чем сами Фреи. Однажды Арья станет королевой.

Я начинаю войну снова, останавливая правителя Риверрана. Это уже не Дункан - бедняка умер от "сильного стресса" несколько недель назад. Поездка вместе с армией захватчиков, грабящих его земли, кажется, прибила Дунка. Новым владетелем Поречья является его сын, Мальвин. К счастью для меня, он совершенно бездарен.

Мои силы проходят через его уже обескровленные армии и осаждают Риверран. Мальвин загнан в ловушrу, но каждый раз, когда я подхожу к дыре-убийце и кричу "сдаешься?", он с ответными криками "нет!" захлопывает отверстие. Похоже, мои войска здесь надолго.

Я говорю "моя армия" - я не собираюсь проводить там все время. Я не собираюсь и домой в Винтерфелл — там Мия, и она снова может быть немного ядовитой. Вместо этого я отправился в Королевскую Гавань, где Роберт, гедонист из всех гедонистов, как его два самых крупных бодающихся союзника, проводит турнир. Сидите у ворот, ребята - я вернусь через несколько месяцев.

«Кажется, я пойман в тиски
своим поздним проявлением
гомосексуальности»

Что-то странное произошло на турнире. Я выиграл схватку в ближнем бою, что приятно - но странно не это. Так было с момента коронации Неда, наконец, я всегда был хорош и возвращался с победой. Нет, моя странность — внезапное влечение к мужчинам.

Кажется, я пойман в тиски своим поздним проявлением гомосексуальности - мне 48 - наверное, сказывается наблюдение за парнями, которые выбивают друг из друга дух, извалявшись в грязи. Мой Нед теперь — гей, и я получаю удар по фертильности, но больше меня волнует, что скажет Мия и кого она отравит в результате. Кажется, мое триумфальное возвращение на Родину откладывается ещё ненадолго.

На пути к Риверрану я воссоединяюсь с войском и получаю ещё более удивительные новости. Роберт Баратеон умер, и его сын Стеффон - не Джоффри в этой кампании - занял трон. «Подозрительные обстоятельства» — из-за похождений Роберта, так что я останавливаю игру и просматриваю лист обычных подозреваемых - Серсею, Тириона, Теона.

Они все мертвы. Серсея умерла в 43. Тирион - в 39, будучи целомудренным и вдовцом - его жена, Аша Грейджой, умерла три года назад. Я - один из последних, кто остался в живых из старой гвардии. Я чувствую себя внезапно очень смертным, и... мне очень одиноко.


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика